Меню
Опрос

Нужно ли помогать войсками России странам востока?

Я за
Я против
Я нейтрален

 
 
Архив
ОБМАНКА ДЛЯ РАКЕТЫ


Менее месяца назад в России впервые были проведены испытания, положившие конец беззащитности радиолокационных станций (РЛС) перед противорадиолокационными ракетами (ПРР). Еще недавно такие снаряды, выпущенные с самолета, шли, как хороший пес по следу, на излучение наземной станции и практически стопроцентно поражали ее. Первые американские ПРР появились в середине 60-х годов прошлого века и нанесли немалый ущерб советским средствам ПВО во время вьетнамской войны. У СССР не было технической защиты от таких ракет. Применялись только тактические приемы: выключали излучение станции, меняли позицию... Эффективная защита появилась только сейчас. О новой разработке российских оборонщиков обозревателю «Времени новостей» Николаю ПОРОСКОВУ рассказывают первый заместитель генерального директора ОАО «Оборонительные системы» Виктор ВИЩУК и главный конструктор ОАО «Конструкторской бюро «Кунцево» доктор технических наук профессор Спартак НАРБИКОВ. 

В. Вищук: Защитой от ПРР серьезно в мире занимался лишь Советский Союз. Однако все попытки сводились к конструированию дубля той станции, которую нужно защитить. Этот дубль ставили в стороне от основной РЛС и пытались переориентировать на него ракету. Делали это и для РЛС старых зенитных ракетных комплексов, таких как С-200 (такой ракетой украинцы несколько лет назад сбили самолет, летевший из Израиля. -- Ред.) и новых С-300. Под эгидой НПО «Алмаз» был разработан и испытан комплекс радиотехнической защиты «Дублер». Но это был скорее комплекс обнаружения ПРР, а не защиты от них. Все ограничивалось испытаниями, в серию ни одно изделие не пошло.

С. Нарбиков: Те комплексы защиты были заведомо обречены. На них стояли громоздкие и такие же, как на основной станции, а то и более мощные передатчики. От них к двум--четырем ложным излучателям нужно было прокладывать на десятки метров волноводы для передачи энергии. Это металлические трубки прямоугольной формы. Требовалось много времени на развертывание комплекса защиты, он был очень уязвим. Даже маленький осколочек мог повредить волновод, герметичность нарушалась, и вся их система оказывалась негодной. Затем были попытки внедрить гибкие волноводы, напоминавшие пожарные шланги. Но от ветра они колыхались, при изгибах терялась энергия. Еще одна идея -- установить отражатели, которые не требовали волноводов. Однако и здесь столкнулись с потерями энергии при передаче. Кроме того, трудно было управлять излучением от отражателя.

-- Все перечисленные методы, как известно, позволяли уводить снаряд противника максимум на 30--40 метров. Но увод даже на 100 метров проблемы не решает: осколки, ударная волна дойдут до основной станции...

В. Вищук: Это действительно так. Я в 90-х годах занимался реальной проверкой устойчивости зенитной ракетной системы С-300 и ее радиолокационной станции при ударе по ним ПРР. Если подрыв был рядом, от станции вообще ничего не оставалось. На расстоянии 60--80 метров при сохранившемся внешнем облике станции выворачивались волноводы, в нерабочем состоянии оказывалась антенна локатора. А сегодня есть куда более мощные ракеты -- с боевой частью 150 кг. Значит, ПРР надо уводить на сотни метров, минимум на 200. Тогда есть некая гарантия сохранения станции. И мы пришли к выводу: нужны автономные небольшие излучатели, которые управлялись бы без проводов. Они излучают энергию, которая по частоте и виду импульса аналогична энергии основной станции и которая превышала бы так называемые боковые лепестки основной станции.

-- Но разве противорадиолокационный снаряд наводится не по основному лучу РЛС?

С. Нарбиков: Это заблуждение. Основной луч -- узкий, как карандаш, этот луч быстро сканирует, и головка самонаведения ракеты не в состоянии за ним уследить. На деле наведение идет по общему фону вокруг станции. Его образно можно сравнить с туманом или, если хотите, с аурой. Ложное пятно должно быть более ярким и находиться в стороне. Его и создают наши автономные излучатели, число которых может доходить до 12. Время их развертывания -- 20--30 минут. Излучатели автоматически управляются из основной станции в зависимости от ее режима, полностью его имитируя. Иностранцы называют их либо помехопостановщиками, либо отвлекателями. Каждый излучатель -- это мини-передатчик мощностью не менее 4 киловатт в импульсе. Его вес около 80 кг, работает на мощных аккумуляторах в дежурном режиме 24 часа, на излучение -- 3--4 часа. Перевозятся ложные излучатели в специально переоборудованным автомобилем «Урал».

-- Что показали испытания?

В. Вищук: В Советском Союзе испытания первых систем проводились только на стадии моделирования: ПРР подвешивались на вертолет, который совершал облет станции и ее системы защиты. То есть реально снаряды не запускались. В России ракеты запускались, но вместо боевой части была болванка. Мы решили положить конец тепличным испытаниям. Обратились в Главный штаб ВВС и предложили опробовать нашу систему защиты с пуском реальной боевой части. Долго обсуждали, кому сидеть в станции во время пуска, мне или Нарбикову. Это шутка. А если серьезно, то все шесть ракет -- аналогов американской XARM в тот день были уведены от РЛС в среднем на 400 метров. Станция не получила ни царапины. Члены комиссии подтвердили ее работоспособность. Наши «потери» -- легко выведен из строя один из отвлекателей, в который попал осколок. Его отремонтировали в полевых условиях. Дело в том, что все облучатели мы обложили мешками с песком. А если бы их закопали в землю, то все остались бы целы. Новинка -- наша интеллектуальная собственность. Система защиты на несколько порядков дешевле, чем сама станция. А если взять новейшие комплексы С-300 и С-400, то получим цифры вообще несоизмеримые. Чтобы вывести из строя все излучатели, противнику потребуется выпустить массу снарядов.

-- Критерий нужности оружия -- заказы на него. Есть они у вас?

В. Вищук: Изделие пошло в серию -- есть контракт с одной из арабских стран на поставку ЗРК «Печора-2М» с нашим комплексом радиотехнической защиты. Еще несколько стран проявили вполне определенный интерес. Воевавшие государства хорошо понимают, что такое защита от ПРР. Сегодня производством таких ракет занимаются многие страны -- США, Англия, Франция, Германия, Италия. А защитой только Россия. Мы можем поставлять комплексы защиты отдельно, причем для любого ЗРК. Комплекс можно использовать и для создания ложных позиций. Интерес к новинке есть и у российского Минобороны, но дальше дело пока не идет. Кстати, наши военные сделали в связи с этим очень верный вывод -- надо дорабатывать головки наведения собственных ПРР.

-- Кто еще участвовал в создании нового российского оружия?

В. Вищук: Законодатель моды в сфере ПВО -- 2-й НИИ Минобороны, КБ «Кунцево», Завод радиотехнического оборудования из Санкт-Петербурга, московский завод «Пульсар», Московский радиотехнический завод. Координировала их действия наша фирма -- ОАО «Оборонительные системы», 75% акций которой владеет «Оборонпром» -- «дочка» ФГУП «Рособоронэкспорт».

Беседовал Николай ПОРОСКОВ

Как сделать жесткое мясо мягким и сочным подскажет энциклопедиябыта.рф

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками