Меню
Опрос

Сможет ли Россия не позже 2015-2020 года обеспечить себя полноценным парком самолетов пятого поколения? И нужно ли ей это в сложившейся мировой обстановке?

Конечно, России нужна современная авиация вне зависимости от места России на мировой арене. Власть в скором времени осознает это и примет все необходимые меры! Парк современных самолетов, вне сомнения, будет построен.
Боеспособная авиация нужна России, но, скорее всего, наша страна сможет (по финансовым соображениям) построить только небольшой парк истребителей, и некоторое количество Су-34. Основой же нашей авиации останутся (морально устаревшие) модернизированные самолеты.
Авиация очень нужна России именно из-за мировой обстановки. Но, очень сомнительно, что разработка самолетов пятого поколения ускорится в ближайшее время… Таким образом, Россия, попросту, не «успеет» построить сколько-нибудь значительное количество современных самолетов.
Так как Россия безнадежно отстала от передовых западных стран в технологиях, то Россия может и должна покупать самолеты у США или у Западной Европы.

 
 
Архив
СЕРГЕЙ ЧЕМЕЗОВ: «НА САЛОНЕ ВЛЮБЛЯЮТСЯ, А СВАДЬБА И ДЕТИ - ПОТОМ»


Итоги закончившегося на днях авиакосмического салона в Ле-Бурже в интервью с военным обозревателем "Времени новостей" Николаем ПОРОСКОВЫМ подвел генеральный директор федерального государственного унитарного предприятия "Рособоронэкспорт" - главного российского продавца оружия на мировом рынке - Сергей ЧЕМЕЗОВ.

- Салон в Ле-Бурже завершен. Оставил он у вас желание приехать вновь?

- Салон престижный, участвовать в нем нужно обязательно. В Ле-Бурже приезжают все крупные производители авиационной продукции, каждый из них считает своим долгом показать здесь себя. На такого рода выставках, как правило, контракты не заключаются - разве что приурочиваются к событию. Основная задача - посмотреть, что делают конкуренты, повстречаться с партнерами. Сюда приезжают представители министерств обороны практически всех стран. Каждый день мы проводили здесь по 15-20 переговоров. И хотя такого явного документального итога, как правило, нет, работа проводится колоссальная. Как говорится, здесь влюбляются, а свадьба и дети потом.

- Оружейный рынок сужается, России на нем становится теснее...

- Рынок для России, напротив, расширяется, а вот объемы закупок вооружений в целом в мире остаются примерно на одном уровне. Не согласен я и с тем, что через два года мы прекратим торговлю с Индией и Китаем, - эти страны останутся нашими партнерами на длительную перспективу. Количество наших партнеров увеличивается: в 2003 году - 53 страны, в 2004-м - 59 стран плюс ООН. Портфель заказов "Рособоронэкспорта" сохраняется на уровне 12 млрд долл. плюс-минус миллиард. Это в основном авиация - примерно 60%, но в этом году преобладает флот.

Если рассматривать торговлю с точки зрения географии, из пяти заработанных предприятием за год миллиардов долларов три приходится на Индию и Китай, два - на остальные страны. Хотя доля двух основных покупателей в следующем году несколько уменьшится, поскольку появились большие контракты в других регионах - например, с Малайзией. Не исключено, что вновь откроем для себя Алжир и начнем работать с ним более активно. Проблема в том, что с грядущими закупками увязываются прежние долги и их списание. Алжирцы говорят: сирийцам вы долг простили, а почему нам не хотите? Сирия все же богаче. Но есть поручение президента, Минфин ведет работу.

Алжирцы приглашают приехать нашего президента. Я надеюсь, что если не в этом году, то в начале следующего он туда поедет. Если взять все контракты, что нами подготовлены по Алжиру, сумма получится очень приличная - миллиарда на три долларов. Но аппетиты растут. В целом же годовой объем продаж мы вряд ли солидно увеличим, он будет оставаться на уровне пяти с небольшим миллиардов долларов. А все участники военно-технического сотрудничества могут дать стране около шести миллиардов долларов.

- Что-то будете продавать нового, нетрадиционного, чего раньше не продавали?

- Ждем, когда появится зенитный ракетноартиллерийский комплекс "Панцирь". Заявки на него есть, поскольку разрекламирован он был здорово. С Сирией уже подписан контракт.

- Как развиваются ваши отношения с Латинской Америкой?

- За последний год объемы ВТС в этом регионе резко выросли. Мы прилагали много усилий, чтобы выйти на этот рынок. Он очень сложный, финансовых средств не так много, сильно влияние американцев - традиционно все оружие там было американское. И сейчас убедить, что наше оружие лучше, непросто, потребуется немало сил и средств. Мы участвовали во всех выставках, которые проходили в этом регионе, - в Чили, Бразилии, Венесуэле, чтобы пропагандировать наше оружие. И оно потихонечку появляется на этом рынке, прежде всего стрелковое, вертолеты. МиГ-29 в Перу. Отзывы очень хорошие. В Бразилии тендер мы фактически выиграли, но под давлением страны, в которой мы сейчас находимся (Франции, интервью бралось в Ле-Бурже. - Ред.), решено было тендер остановить. Это политика.

- Насколько в ближайшие годы увеличатся наши поставки в Латинскую Америку?

- Думаю, в этом году уже в два раза.

- Контакты со странами Запада возможны?

- Сегодня они очень незначительны. Если говорить о создании какого-то совместного продукта, который затем можно будет использовать для наших вооруженных сил, это вряд ли. Для третьих стран - возможно. Но сегодня пока нет ни того ни другого.

- Какие-то крупные лицензионные контракты в ближайшее время возможны?

- Пока нет.

- Есть ли контакты со спецэкспортерами Украины, Белоруссии?

- Да, это в основном ценовая координация, чтобы не сбивать рынок. В этой сфере подписаны соглашения. На практике, правда, все не так просто.

- Что говорят потребители о качестве поставляемой российской продукции?

- К сожалению, пока резкого улучшения нет. Я не раз обращался в Министерство обороны - военная приемка подчинена им. То есть если военный представитель на предприятии одобряет выпуск продукции в соответствии со стандартами качества, он должен брать на себя и ответственность за это. К сожалению, на деле не всегда так. Рекламации от потребителей идут. Но с каждого контракта 1 % выручки мы отдаем Минобороны за военную приемку. Мы предлагали часть этих средств отдавать для поощрения представителей военной приемки: если прошел большой контракт без рекламаций, это и их заслуга. У военной приемки в этом случае будет заинтересованность, она в меньшей степени будет зависеть от руководителя предприятия.

- Качество продукции зависит и от технологии производства. Вы инвестируете какие-то средства в развитие экспортно-ориентированных предприятий?

- У нас нет для этого достаточных средств. Но мы обеспечиваем предприятия кредитами под свое поручительство, беря на себя риск. В прошлом году поручились за сумму более 200 млн. долларов.

- В управлении холдингами вы намерены участвовать?

- Обязательно. Нам нужно это делать. Конечно, если есть два однотипных холдинга, нам лучше в них не участвовать - хотим мы или нет, будем лоббировать какой-то один. А если холдинг один, например "Алмаз"-"Антей", мы должны входить в состав директоров, чтобы видеть изнутри, что происходит на предприятиях. Причем мы не ставим цель иметь большой пакет акций.

- К вашей "дочке" - "Оборонпрому" - отношение, насколько я знаю, неоднозначное...

- В основном в околопромышленной сфере. Нас почему-то обвиняют в том, что мы пытаемся замкнуть на себя финансовые потоки. У нас принципиально другая схема управления холдингом: мы как раз не ставим задачу завести все финансовые потоки через нашу компанию, основная задача - управление этим холдингом. При этом сама управляющая структура должна жить на отчислениях от сделок. Управление заключается хотя бы в том, кому отдать контракт, как организовать кооперацию. Вот пример: в России сегодня каждое вертолетное предприятие само изготавливает лопасти. Достаточно это производство организовать на одном предприятии. Производство Казанского и Улан-Уд энского вертолетных заводов надо объединить, перевести его, объективно, на Казанский завод. А Улан-Удэнский загрузить производством лопастей, корпусов вертолетов. Зачем каждому предприятию иметь свое КБ? Это сумасшедшие деньги...

- За то время, что вы работаете в должности генерального директора, что-то изменилось в структуре взаимодействия "Рособоронэкспорта" и Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству? Или эта тема - эмбарго?

- У нас особых проблем и не было. Я считаю, что такая служба должна быть, ее задача - обеспечение контроля всех участников ВТС. Если этой службы не будет, будет бардак.

- Появились какие-то новые формы военно-технического сотрудничества?

- Появились. Например, оплата контракта товарами страны, куда вооружение поставляется. На последнем заседании комиссии по ВТС я предложил президенту выделить связанные кредиты ряду стран Латинской Америки. По этому региону решение еще не принято, зато Иордании выделено около 500 млн долл. сроком 5-6 лет. Иногда предприятия под наше поручительство берут коммерческие кредиты. Иногда идем на отсрочку платежа.

- Как вы относитесь к многочисленным рейтингам предприятий оборонной промышленности?

- Они нам не мешают и не помогают. Мы знаем положение дел на предприятиях даже лучше, чем Агентство по промышленности - у них помимо военных еще масса гражданских предприятий. Мы вынуждены провести хотя бы грубый аудит предприятия, которое будет выполнять заказ, определить его финансовое положение: если оно сидит "на картотеке", перечисленные нами деньги тут же спишут. У нас довольно обширная сеть региональных представительств по России. Они и дают нам внутренний рейтинг предприятий.

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками