Меню
Опрос

Почему 10 лет врываются военные склады в России?

Негативные результаты реформ
Халатность военнослужащих
Сознательное разрушение боеготовности армии антинародной властью

 
 
Архив
СЕРГЕЙ ЧЕМЕЗОВ, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ФГУП “РОСОБОРОНЭКСПОРТ”: “НЕ КАЖДЫЙ ГОД СССР ПОЛУЧАЛ ТАКИЕ СУММЫ В ВАЛЮТЕ”


Гендиректор "Рособоронэкспорта” Сергей Чемезов о том, как российское оружие покоряет страны третьего мира

Может ли торговля оружием быть прозрачным бизнесом? Многие военные статьи российского бюджета, данные о новых видах оружия, подробности контрактов на экспорт вооружения зачастую являются национальным секретом. Специфика бизнеса заставила госкомпанию "Рособоронэкспорт”, которая уже пять лет играет роль эксклюзивного экспортера российского вооружения и военной техники, просить руководство страны отказаться от возможных планов акционирования этого ФГУПа. О том, какая правовая форма больше подходит для "Рособоронэкспорта”, а также о перспективах российского оружия на мировых рынках гендиректор компании Сергей Чемезов рассказал в интервью "Ведомостям”.

"В нашем портфеле — заказов на $12 млрд”

— Создание единого госпосредника по экспорту военной техники пять лет назад оказалось оправданным решением?

— Мы обеспечили удвоение объемов экспорта — главного показателя эффективности нашей работы. "Рособоронэкспорт” в 2004 г. поставил за рубеж вооружения и военной техники на $5,12 млрд. Чуть меньшим по объемам был 2003 год — $5,075 млрд. А начинали мы в 2000-2001 гг. с уровня менее $3 млрд. Не каждый год СССР получал такие суммы в валюте, несмотря на гигантские объемы поставок за рубеж вооружений в тот период. В советские времена вооружения передавались в основном по долгосрочным кредитам или безвозмездно. Валютные поступления в среднем составляли $2-2,5 млрд в год. Сегодня абсолютно ясно, что проведенные реформы в системе военно-технического сотрудничества (ВТС) полностью оправдались.

— Количество других спецэкспортеров в этом году фактически сократилось до трех (Конструкторское бюро приборостроения (КБП), Конструкторское бюро машиностроения (КБМ) и НПО машиностроения). Возможно ли появление новых спецэкспортеров, имеющих лицензию на экспорт готовой техники?

— Порядок предоставления российским организациям права на экспорт российского вооружения и военной техники установлен указом президента РФ от 10 сентября этого года. Что касается поставок финальной продукции по всему спектру, то, несомненно, должна действовать одна государственная компания. Всякий раз, когда количество таких субъектов ВТС множилось, объемы падали. Все это мы уже проходили.

— Каков сейчас объем портфеля заказов компании?

— В нашем портфеле сегодня заказов примерно на $12 млрд со сроками выполнения до 2007-2008 гг. Этот показатель отличается стабильностью, что нас радует. Ежегодно мы заключаем контрактов на $4-5 млрд.

— А какие объемы экспорта вы ожидаете в этом году?

— По нашим прогнозам, в 2005 г. они останутся на уровне прошлого года, если не будет форс-мажорных ситуаций. Пока отгрузки продукции идут ритмично. В ближайшей перспективе — в 2006 г. — может произойти спад, но незначительный, по причине так называемой контрактной диспропорции. Проще говоря, центр тяжести выполнения контрактных обязательств несколько смещен к 2007-2008 гг. Хотя мы в действительности вплотную подошли к предельно возможным для текущего состояния российского оборонно-промышленного комплекса объемам продаж за рубеж вооружения и военной техники.

— Эту проблему как-то можно решить?

— К счастью, российские КБ и НИИ по-прежнему располагают новейшими разработками и перспективными изобретениями. Для создания новых заделов нужны немалые инвестиции в оборонную промышленность. Причем как со стороны государства, что более желательно, так и от коммерческих структур. Требуется также введение новых форм сотрудничества, среди которых на первый план выходит лизинг. С этой целью "Рособоронэкспорт” создал компанию "Оборонпромлизинг”, у которой уже есть контракты с десятками оборонных предприятий страны.

— Какие виды вооружений будут наиболее востребованы в ближайшее время и как изменится структура экспорта?

— Мы внимательно изучаем новые тенденции мирового рынка оружия и вносим коррективы в свою маркетинговую политику. В ближайшие годы будет расти спрос на средства противовоздушной обороны, системы радиоэлектронной борьбы, управляемое противотанковое оружие, приборы ночного видения и системы управления огнем. Результаты боевых действий в Ираке показали, что уже сегодня может возрасти спрос на сухопутные вооружения, особенно танки и бронемашины, многоцелевые системы оружия на легких шасси, автомобильную технику, стрелковое оружие и средства ближнего боя. Сохранится спрос на реактивные системы залпового огня, 155-мм артиллерийские системы и противотанковые ракетные комплексы, ПЗРК и другую мобильную технику. Ожидается, что в морской технике до 2010 г. наибольший интерес вызовут патрульные катера водоизмещением от 20 до 200 т. Есть потребность в таком классе военно-морской техники на рынках стран Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. Сохранится спрос на большие и малые десантные корабли, фрегаты и корветы, подводные лодки.

— В этом году ожидается спад экспорта авиатехники. Прогнозируете ли вы в скором будущем его преодоление?

— Снижение потребности рынка в боевой авиации — временное явление. Спрос на боевые и транспортные вертолеты, на военно-транспортные самолеты остается большим. Контракты на поставку самолетов Ил-76 в Иорданию и Китай — тому подтверждение. Наши экспортные возможности в этой сфере должны возрасти, когда завершится формирование вертолетного холдинга с участием "Рособоронэкспорта”. Заказчик хочет приобретать надежные, пригодные для тяжелых климатических условий вертолеты, и у России есть конкурентные предложения.

— Как вы относитесь к выдаче лицензий на экспорт запчастей и сервисных услуг?

— В целом положительно. Это один из резервов для увеличения объемов продаж российского вооружения. Доля запчастей в структуре поставок составляет примерно 15-17%. К сожалению, резкого скачка в их продаже не произошло. У российских предприятий порой не хватает опыта и специалистов. Кроме того, мешает забюрократизированность процесса проработки распорядительных документов. Например, уральскому или другому далекому предприятию надо побывать на приеме у руководителей многих столичных организаций и служб, получить в них множество виз и подписей. Иногда на это уходят месяцы. Недавний указ президента по вопросам ВТС должен способствовать повышению оперативности нашей работы.

"Нам не нужен контроль над капиталом оборонных предприятий”

— "Рособоронэкспорт” участвует в акционерном капитале и в работе советов директоров нескольких оборонных предприятий, например "Оборонпрома”, "Мотовилихинских заводов”, Курганмашзавода. Зачем вам нужны эти проекты?

— Нам не нужен контроль над капиталом оборонных предприятий. Даже в "Оборонпроме” (управляющей компании вертолетного холдинга. — "Ведомости”) у нас нет контрольного пакета. Мы присутствуем там потому, что должны знать, как работают эти предприятия и способны ли они выполнить экспортные заказы. Кроме того, в ходе реструктуризации оборонки предприятия должны интегрироваться вокруг управляющих компаний. Именно они определяют стратегию развития с учетом мировой конъюнктуры, долгосрочных военно-политических прогнозов и, наконец, многолетнего опыта маркетинга оружия. Кто в нашей стране является реальным держателем этого опыта? Только "Рособоронэкспорт” с его полувековой традицией, если считать от создания Главного инженерного управления внешнеторгового министерства СССР в 1953 г. Специалистов в этой области даже не готовят в вузах.

— А вы не собираетесь вкладывать средства в разработку новых видов вооружения?

— Мы не только собираемся, но и давно делаем такие вложения как под заказ наших партнеров, так и проводимые в инициативном порядке. Это очень перспективная сфера нашей деятельности. Правда, эта тема очень закрытая. Она чувствительна как для безопасности нашей страны, так и для наших партнеров. Можно говорить только о том, что уже состоялось, или о тематике каких-то работ. Например, успешно завершена разработка авиационного двигателя для одного из создаваемых иностранных самолетов. Более того, нами уже подписан контракт с инозаказчиком на поставку этих двигателей. С непосредственным участием нашей компании создан демонстрационный образец боевого модуля с автоматической 57-мм пушкой для оснащения бронетехники, малотоннажных кораблей и катеров. Мы намерены также вкладывать средства и в фундаментальную науку, поскольку оружию будущего требуются новые физические принципы действия.

— Можете ли вы влиять на гособоронзаказ в интересах Российской армии, чтобы там учитывались глобальные военно-технические тенденции?

— Влияние "Рособоронэкспорта” на гособоронзаказ необходимо. Мы должны быть госзаказчиком экспортируемой техники и иметь возможность проводить тендеры среди российских предприятий. Участие "Рособоронэкспорта” в управлении госзаказом позволит наконец-то реально привлечь внебюджетное финансирование в новые разработки. Конечно, здесь много проблем, в том числе и связанных с развитием регионов, и решать их надо в комплексе с программами, утвержденными президентом и правительством.

"Не ФГУП и не казенное предприятие, но и не акционерное общество”

— Актуально ли еще акционирование "Рособоронэкспорта”?

— Видоизменить форму собственности компании необходимо, поскольку сама форма ФГУПов себя изживает, и правительство считает так же. Ранее мы рассматривали вариант акционирования, но аргументов против оказалось больше, чем аргументов за. Так, мы даем в год гарантий и поручительств на сумму около $200 млн, что абсолютно необходимо для нашей работы. Акционерное общество должно иметь не меньший уставный капитал, который должно оплатить государство, но ясно, что это невозможно. Поэтому надо искать иную форму государственной собственности "Рособоронэкспорта” — не ФГУП и не казенное предприятие, но и не акционерное общество.

— О какой форме идет речь?

— Это должна быть госкорпорация, наделенная законом функциями интегрированного хозяйствующего субъекта ВТС и правами госзаказчика на определенные виды экспортной продукции военного назначения. Это что-то среднее между акционерным обществом и ФГУПом. Интересным в этом смысле может оказаться опыт создания и деятельности госкорпорации АРКО [Агентства по реструктуризации кредитных организаций]. Это предложение внесено президенту, и он дал поручение проработать его в правительстве. Нами проведены консультации, в том числе и в Федеральном собрании. Отторжения этой идеи у депутатов нет.

"Венесуэла развернет производство автоматов Калашникова”

— Возможно ли сотрудничество со странами Запада на третьих рынках — например, оснащение российскими ракетами французских подлодок для Индии?

— Межгосударственная кооперация — устойчивая тенденция на мировом рынке вооружений. Без нее сейчас тяжело удержать позиции, поэтому мы ведем переговоры о возможности оснащения наших самолетов западными средствами поражения. Такие встречи состоялись недавно с представителями Европейского аэрокосмического концерна — EADS. Ведем такие переговоры и с итальянской компанией Finmeccanica.

— Какие контракты последних лет вы считаете важнейшими?

— Конечно же, это контракт по лицензионному производству многофункциональных истребителей Су-30МКИ на предприятиях корпорации Hindustan Aeronautics Ltd. для ВВС Индии. Контракт был подписан в декабре 2000 г. и определил атмосферу нашего сотрудничества на многие годы. Причем не только с Индией, но и в регионе Юго-Восточной Азии в целом. Экспорт такой техники ранее не осуществляла ни одна страна мира. На авиасалоне МАКС этого года мы подписали контракт на организацию лицензионного производства авиадвигателя АЛ-55И в Индии. Российские авиастроители впервые смогли под заказ создать с нуля и предложить новый двигатель. Очень важен и крупнейший в истории российско-индийского ВТС контракт прошлого года по проекту авианосца "Адмирал Горшков”.

— Сейчас бурно развивается ВТС России и Венесуэлы. Какие здесь перспективы?

— Венесуэльский вертолетный контракт марта текущего года — это колоссальный успех отечественного авиастроения и системы ВТС в целом. Это первая в истории российско-венесуэльских отношений подобная сделка. Не менее важен контракт на поставку в Венесуэлу автоматов Калашникова четвертого поколения. Причем Венесуэла планирует развернуть производство автоматов этой серии и патронов к ним. Опасения (их выдвигал министр обороны США Доналд Рамсфелд. — "Ведомости”), что автоматы якобы могут быть использованы не по назначению, ни на чем не основаны, поскольку контракт рассчитан на много лет.

— А Россия как-то стимулирует своих покупателей вооружения?

— Очень большое значение имеют контракты с ярко выраженной оффсетной составляющей. Оффсет предполагает различные формы финансово-экономических обязательств поставщика [оружия] перед страной-покупателем: организацию совместных предприятий, прямые инвестиции в различные отрасли экономики, передачу технологий, встречные закупки, бартерные операции.

В мае 2003 г. был подписан поставочный контракт по самолетам СУ-30МКМ для Малайзии. Более трети от его стоимости составляет оффсетная часть. Будем создавать сервисный центр для нашей авиатехники, помогать Малайзии в ее космической программе, передадим ряд гражданских технологий. В целом могу сказать, что накопленный нами потенциал обеспечит дальнейшее закрепление России на уже освоенных рынках и выход на новые рубежи.

О КОМПАНИИ

ФГУП "Рособоронэкспорт” — эксклюзивный посредник по экспорту-импорту продукции военного назначения. Создан указом президента от 4 ноября 2000 г. путем слияния госкомпаний "Росвооружение” и "Промэкспорт”. По данным компании, в 2004 г. она реализовала вооружения и военной техники на $5,12 млрд. Собственные доходы не раскрываются. По оценке эксперта Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко, комиссионные компании от сделок в зависимости от контракта составляют от 1% до 5%.

БИОГРАФИЯ

Сергей Викторович Чемезов родился 20 августа 1952 г. в Иркутской области. Окончил Иркутский институт народного хозяйства (в 1975 г.) и Высшие курсы Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил. Работал в Иркутском НИИ редких и цветных металлов, затем — в экспериментально-промышленном объединении "Луч”. С 1983 по 1989 г. возглавлял представительство "Луча” в ГДР. С 1989 до 1996 г. был заместителем гендиректора внешнеторгового объединения "Совинтерспорт”. В 1996-1999 гг. — начальник управления внешнеэкономических связей Управления делами президента РФ. С 1999 г. — гендиректор ФГУП "Промэкспорт”. В 2000 г. назначен первым заместителем, а с апреля 2004 г. — гендиректором ФГУП "Рособоронэкспорт”.

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками