Меню
Опрос

Сможет ли Россия не позже 2015-2020 года обеспечить себя полноценным парком самолетов пятого поколения? И нужно ли ей это в сложившейся мировой обстановке?

Конечно, России нужна современная авиация вне зависимости от места России на мировой арене. Власть в скором времени осознает это и примет все необходимые меры! Парк современных самолетов, вне сомнения, будет построен.
Боеспособная авиация нужна России, но, скорее всего, наша страна сможет (по финансовым соображениям) построить только небольшой парк истребителей, и некоторое количество Су-34. Основой же нашей авиации останутся (морально устаревшие) модернизированные самолеты.
Авиация очень нужна России именно из-за мировой обстановки. Но, очень сомнительно, что разработка самолетов пятого поколения ускорится в ближайшее время… Таким образом, Россия, попросту, не «успеет» построить сколько-нибудь значительное количество современных самолетов.
Так как Россия безнадежно отстала от передовых западных стран в технологиях, то Россия может и должна покупать самолеты у США или у Западной Европы.

 
 
Архив
"СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА - СФОРМИРОВАТЬ МНОГОПРОФИЛЬНУЮ КОРПОРАЦИЮ"


Сегодня ОАО "Объединенная промышленная корпорация "Оборонпром" - один из признанных лидеров отечественного оборонно-промышленного комплекса. Какие задачи решает корпорация на современном этапе? Каковы приоритетные направления ее развития? Что сделано и что еще предстоит сделать? На эти и другие вопросы в интервью "ВПК" отвечает генеральный директор "Оборонпрома" Денис МАНТУРОВ. 

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Родился в 1969 году. Окончил МГУ им. М.В. Ломоносова, специальность - "Социология". В 1997 г. закончил аспирантуру МГУ, кандидат экономических наук. 2000-2002 гг. - докторантура Московского авиационного института. 1998-2000 гг. - заместитель генерального директора ОАО "Улан-Удэнский авиационный завод". 2000-2001 гг. - коммерческий директор ОАО "Московский вертолетный завод им. М.Л. Миля". 2001-2003 гг. - заместитель председателя ФГУП "Государственная инвестиционная корпорация" (Госинкор), С 2003 г. - генеральный директор ОАО "ОПК "Оборонпром".

- Денис Валентинович, каковы стратегические задачи, стоящие сегодня перед ОАО "ОПК "Оборонпром"?

- Стратегическая задача следующая - сформировать многопрофильную корпорацию в области машиностроения и высоких технологий, имеющую несколько направлений деятельности. Первое из них - "Оборонительные системы", то есть тематика ПВО. Скорее всего, это направление будет дополнено тематикой радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и, возможно, госопознавания. Это то, что на сегодняшний день прорабатывается. Второе направление - вертолеты. На первом этапе - холдинг, занимающийся машинами марки "Ми", на втором - и марки "Ка". Еще ряд направлений находится в проработке, и говорить о них пока рано.

Такая структура компании строится по аналогии с более-менее стабильными мировыми корпорациями. Когда есть три-четыре направления деятельности, можно говорить о разумной диверсификации бизнеса, которая позволяет компании "не проваливаться" в экономическом плане.

- Корпорация будет строиться путем концентрации весомых пакетов акций - от 25% и выше?

- Конечно. И от непрофильных активов мы будем избавляться. Но, по сути, из непрофильного у нас только 25,1% акций ОКБ "Сухого". Это достаточно дорогостоящий актив, но заниматься на базе этого пакета самолетостроением и входить в формируемую ОАК нам нет никакого смысла. Этот пакет акций будет либо продан, либо обменен.

- В какие сроки это возможно?

- Сложно сказать. Но мне бы хотелось, чтобы это произошло до конца года.

- Как развивается ситуация с созданием вертолетного холдинга?

- Как уже известно, в конце ноября прошлого года вышел указ президента, а 6 мая - постановление правительства о создании вертолетостроительного холдинга. Сейчас проводится оценка пакетов акций, вносимых правительством Российской Федерации, Республикой Татарстан и "Рособоронэкспортом". Этот этап, если мы впишемся в сроки, продлится до 1 сентября этого года. 16 августа пройдет внеочередное собрание акционеров "Оборонпрома", на котором будет объявлено об увеличении уставного капитала корпорации путем размещения дополнительных акций.

Что касается организационных вопросов, мы работаем в этом направлении уже более полугода. Сформирована рабочая группа из числа заместителей руководителей предприятий, которая вырабатывает корпоративное соглашение и систему корпоративного управления вертолетного холдинга. До сентября, скорее всего, эта работа будет выполнена. Нельзя сказать, что система будет полностью запущена и начнет полноценно работать - на это уйдет года два-три, но некая программа будет сформулирована и начнет реализовываться.

- Удалось ли преодолеть сомнения руководства Казанского вертолетного завода в целесообразности создания холдинга?

- На протяжении, по крайней мере, последнего года у нас достаточно конструктивные отношения с КВЗ, мы находим взаимопонимание и договариваемся.

- Как будет делиться модельный ряд между УУАЗ и КВЗ, учитывая, что они выпускают примерно однотипную продукцию?

- К сожалению, у нас нет единого Ми-17: УУАЗ производит Ми-171, КВЗ - Ми-172 и т.д., то есть каждый из заводов выпускает собственную модификацию, и приходится отдельно сертифицировать машину на каждом из рынков. Чтобы не заниматься двойной работой, мы будем учитывать предварительные наработки. К примеру, в Бразилии сертифицирован Ми-171Ш, и там нет необходимости сертифицировать Ми-172. Но в Чили, наоборот, мы не будем сертифицировать Ми-171, но сертифицируем Ми-172. То есть, на первом этапе будем закреплять страны за предприятиями. Затем внутри корпорации начнется формирование производственной кооперации: один завод будет производить лопасти для всего холдинга, другой - фюзеляжи и т.д. Говорить о конечной структуре холдинга, к которой мы придем через 2-3 года, пока рано. Но абсолютно точно, что мы будем основываться именно на внутризаводской кооперации.

- А каким образом будет осуществляться интеграция с "камовской" кооперацией?

- Пока достаточно трудно четко это спрогнозировать. Все зависит от сценария, по которому мы пойдем, а это прояснится до конца года. Тем не менее в июне на годовом собрании акционеров ОАО "Камов" генеральный директор ФГУП "Рособоронэкспорт" С. Чемезов, который является также и председателем совета директоров "Оборонпрома", и я были избраны в совет директоров фирмы. Это можно считать важным шагом в реализации государственной политики по формированию единой интегрированной структуры в вертолетостроительной отрасли.

- Как развивается ситуация с созданием холдинга предприятий, занимающихся производством средств для радиоэлектронной борьбы?

- По нему у нас уже готова концепция. Сейчас она проходит апробацию в Федеральном агентстве по промышленности, затем в Минпромэнерго. После этого начнется согласование со всеми заинтересованными ведомствами.

Концептуально принцип создания холдинга РЭБ будет такой же, как и вертолетного холдинга: предполагается подготовить указ о внесении пакетов акций предприятий в уставный капитал "Оборонпрома". В этой сфере большинство предприятий являются либо на 100% государственными, либо имеют статус ФГУП, либо - государственный контрольный пакет акций. То есть, в этом плане будет несколько проще.

- Что из себя представляет сектор РЭБ? Ведь сегодня идет экспорт сложных систем, но не электроники как таковой. Такой экспорт имеет перспективы?

- Это абсолютно перспективное направление. Если взять срез последних 15 лет, то первый контракт на поставку в Индию радиоэлектронной техники состоялся в прошлом году. А Индия - это не единичный пример. Есть и другие государства в регионе Юго-Восточной Азии (в частности, Малайзия), в Латинской Америке, которые хотят приобрести системы РЭБ российского производства.

- Как и по каким направлениям развиваются контакты с Концерном ПВО "Алмаз-Антей"?

- Мы сотрудничаем по тематике С-300, есть определенные перспективы сотрудничества по "Триумфу". В целом с Концерном ПВО у нас очень конструктивные и полные взаимопонимания отношения.

- Как строятся отношения с "Рособоронэкспортом", который является совладельцем "Оборонпрома"?

- Да, на сегодняшний день "Оборонпром" на 50% принадлежит "Рособоронэкспорту", на 50% - Росимуществу. После дополнительной эмиссии акций "Оборонпрома" пропорции несколько изменятся: 51% будет у Росимущества, крупная доля останется у "Рособоронэкспорта" и некоторая - в зависимости от оценки пакета акций КВЗ - у правительства Республики Татарстан. Тем не менее уже сейчас на годовом собрании акционеров корпорации премьер-министр Татарстана Рустам Минниханов был избран в совет директоров "Оборонпрома".

Что касается текущих отношений с "Рособоронэкспортом", то мы работаем с ним по всем экспортным направлениям. Можно сказать, что мы работаем в тандеме. Это касается ПВО, точнее сказать, нашей конечной продукции - "Печоры-2М", вертолетов. Последние три года наши вертолетные предприятия выживали в основном за счет "Рособоронэкспорта", продвигавшего эту продукцию на экспорт.

- А как у вас складываются взаимоотношения с генеральным директором "Рособоронэкспорта" Сергеем Чемезовым? Вы - руководитель молодой формации, он - более старой.

- Я бы не причислял Сергея Викторовича к людям старой формации. Это человек прогрессивных взглядов, имеющий большой жизненный и профессиональный опыт. По моему убеждению, он является ярким представителем руководителя именно новой, современной формации.

- Улан-Удэнский авиационный завод, кроме вертолетов, выпускает также и штурмовики "Су". Вы планируете продвигать их на экспорт, или они предназначаются в основном для внутреннего рынка?

- Да, Су-25, Су-39 мы планируем экспортировать. К сожалению, гособоронзаказа на штурмовики "Сухого" в ближайшие годы не предвидится. Хотя работы по Су-39 заложены в бюджете и выполняются в плановом режиме. А у Су-25 есть экспортный потенциал. Я бы не стал конкретно говорить о странах, но это Латинская Америка, где очень заинтересованы в поставках этих самолетов. В ближайшее время мы ожидаем заявки примерно на 20-25 машин в облике модернизированного Су-25. Многие хотят приобрести и Су-39, но пока не закончены его испытания, они займут еще 1,5-2 года.

- Недавно проходил тендер по пакету акций "Курганмашзавода", который продавал "Сибур". У "Оборонпрома" был интерес к этому активу?

- Нет, у нас интереса не было. Просто я являлся членом совета директоров компании и, видимо, из-за этого факта возникли слухи о нашем участии в тендере. Та миссия, которая возлагалась на меня как на члена совета директоров "Курганмашзавода", была с успехом выполнена. За последний год совместными усилиями "Рособоронэкспорта" и "Сибура" экономика предприятия изменилась в положительную сторону.

- В каком состоянии сейчас контракты по "Печоре-2М"?

- В настоящее время реализуется контракт с одной из ближневосточных стран на поставку партии ЗРК "Печора-2М". В первой половине этого года "Рособоронэкспорт" подписал еще два контракта на поставку этих ЗРК инозаказчикам. Всего мы имеем портфель заказов на 25 комплексов. В начале июля проводились успешные демонстрационные стрельбы "Печоры" для военных представителей одной из азиатских стран.

- Будет ли со временем размещение акций "Оборонпрома" публичным?

- Если государству как главному акционеру корпорации публичное размещение акций будет выгодно и это будет отвечать интересам развития компании, можно будет говорить о публичном размещении акций. Но это случится не раньше, чем через 3-5 лет.

- Как вы оцениваете участие "Оборонпрома" на недавнем авиасалоне в Ле Бурже?

- Я оцениваю это участие как очень удачное. У меня состоялись переговоры с премьер-министром Республики Татарстан Рустамом Миннихановым, представителями крупнейших мировых вертолетных и сервисных фирм, в том числе и с президентом американской вертолетной фирмы Sikorsky Стивеном Фингером. Эта компания, являющаяся одним из акционеров Московского вертолетного завода, входит в состав United Technologies Company (UTC) - крупной корпорации, включающей в том числе и двигателестроительное предприятие Pratt & Whitney. Как показали переговоры, американские коллеги настроены на серьезное и всестороннее сотрудничество с нами. При этом и мы, и американцы руководствуемся прагматическими интересами.

Мы ведем переговоры с компанией UTC о возможности установки двигателей Pratt & Whitney на некоторые модели вертолетов "Ми", в частности на Ми-38. Как показали наши исследования, для этого типа вертолетов, к сожалению, у нас в стране пока не производится двигателей. Это признают и на петербургском заводе им. Климова, который изготавливает вертолетные двигатели. По этой же причине фирма "Камов" выбрала двигатели Roylls-Roys для своей машины Ка-226, а для самолета RRJ они производятся совместно с французами. Отсутствие реальной отечественной альтернативы западным агрегатам вынуждает российских авиастроителей искать варианты на западных рынках.

В свою очередь, UTC как нормальная бизнес-структура заинтересована в том, чтобы ее вложения приносили прибыль. В линейке моделей Sikorsky нет отдельных типов вертолетов, которые мы имеем уже практически в предсерийном производстве. Поэтому им выгодно, вместо того чтобы вкладываться в разработку проектов "с нуля", оснастить наши модели своими двигателями и совместно продвигать их на рынок, получая соответствующую прибыль. Тот же интерес движет американцами и в нашем возможном совместном проекте по созданию совместных сервисных центров и модернизации вертолетов "Ми". Это нормальный бизнес-процесс, а не "продажа Родины", о которой кое-кто пытается сейчас говорить.

Хотим мы этого или не хотим, но современный бизнес обусловлен глобализацией экономических процессов, тон в которой задают крупные транснациональные корпорации. Наша задача в этих условиях заключается в том, чтобы, налаживая многоплановое сотрудничество с западными компаниями, учитывать собственную экономическую выгоду и твердо отстаивать национальные интересы.

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками