Меню
Опрос

Почему 10 лет врываются военные склады в России?

Негативные результаты реформ
Халатность военнослужащих
Сознательное разрушение боеготовности армии антинародной властью

 
 
Архив
«ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО КТО?»


Сегодня мы являемся свидетелями того, что «Рособоронэкспорт» берет на себя сложнейшие задачи консолидации важнейших оборонных активов. Какие цели преследует предприятие? Какие задачи предстоит решать сегодня и в ближайшем будущем? На эти и другие вопросы отвечает генеральный директор ФГУП «Рособоронэкспорт» Сергей Чемезов.

- Сергей Викторович, почему «Рособоронэкспорт» купил акции ВСМПО? Осенью прошлого года «Рособоронэкспорт» пришел на «АвтоВАЗ», практически ровно через год – в титановую отрасль. Почему «Рособоронэкспорт» становится инструментом национализации отраслей российской экономики?

- Очень хороший вопрос. Я бы его несколько перефразировал. Почему «Рособоронэкспорт» берет на себя сложнейшие задачи стратегического для государства значения?

Во-первых, нам их поручают. И мы благодарны за оказанное доверие, за то, что наша структура считается достаточно сильной для решения задач общенационального масштаба.

Ведь и «АвтоВАЗ», и титановое производство – это те сферы экономики, где развитие с привлечением только частного капитала просто невозможно. Здесь требуется непосредственная государственная поддержка, зачастую не только экономическая, но и политическая. Необходимы решения на уровне комплексных государственных программ развития той или иной отрасли, с использованием общенациональных средств и ресурсов.

Возрождение «АвтоВАЗа», на долю которого приходится половина российского рынка автомобилей, - это возрождение российского автопрома. Если хотите, то это шекспировский вопрос «Быть или не быть?» отечественному легковому автомобилестроению.

Титановая проблема еще серьезней. Возвращение производства титана, без которого немыслимо современное авиастроение, под контроль государства означает утвердительный ответ на тот же вопрос «Быть или не быть?» российской авиационной и космической промышленности. А это уже вопрос национальной безопасности России. Верхне-Салдинское предприятие – это единственный в стране производитель титана, поставщик нашей оборонной промышленности. Если бы пакет, который сейчас находится в собственности государства, перешел бы в руки иностранных инвесторов, мы бы автоматически попали в зависимость от них.

Я убежден, что такие ключевые отрасли, их возрождение, становление и развитие – должны находиться под строгим государственным контролем, развиваться при непосредственном участии государства, при его экономической и, если необходимо, политической поддержке. Разумеется, при участии частного, и возможно, иностранного капитала.

Приход «Рособоронэкспорта» в ключевые отрасли экономики – это не просто приход государства. Мы готовы привлечь для развития отечественных промышленных предприятий все ресурсы и возможности, которыми обладаем, использовать наш опыт во внешнеэкономической деятельности. Представительства нашей компании открыты в 44 странах мира. В силу специфики нашей основной деятельности мы регулярно получаем информацию о тенденциях развития мирового рынка в различных отраслях науки и техники, имеем наработанные деловые контакты с политическими, военными, промышленными и финансовыми руководящими структурами многих государств. Нас знают и нам верят как в России, так и за рубежом. География сотрудничества нашей компании с иностранными государствами постоянно расширяется, мы выходим на новые рынки. И если нам доверяют в такой деликатной сфере, как военно-техническое сотрудничество, то надежность компании, действующей на международном рынке с нашей поддержкой не вызовет никаких сомнений.

Буквально на днях – 4 ноября – мы отметили 6-ю годовщину образования «Рособоронэкспорта». За этот период благодаря эффективным маркетинговым решениям мы практически удвоили объемы поставок ВВТ за рубеж. Довели портфель заказов до $21 млрд., а всего два – три года назад мечтали о $10 млрд. Недавно даже конгресс США признал наше лидерство в поставках вооружений в развивающиеся страны – Россия, по их подсчетам, заняла первое место. Победа нашей команды, которой мы все гордимся, - это прорыв России на латиноамериканский рынок, традиционный рынок США. Весной мы заключили крупнейший в истории ВТС России контракт с Алжиром на $7,5 млрд., на поставку всех видов вооруженной техники. Так что уместен вопрос, - если не мы, то кто?

- Согласно официальной информации, «Боинг» зависит от российских поставок титана на 30%, «Эрбас» – на 50%. Не означает ли это, что американские и европейские авиастроительные гиганты попадают в титановую зависимость от России?

- Ни в коем случае. Да, титан - это сырье, важнейший материал для авиационной промышленности, для космической. Но посмотрите, с какой ответственностью и я бы даже сказал педантичностью Россия подходит к экспорту углеводородного сырья. За многие годы ни одного сбоя в поставках за рубеж по вине россиян не было, не было никаких нареканий в части их регулярности и объемов.

Кроме того, мы создали все необходимые условия, чтобы сделать наших основных клиентов нашими партнерами в производстве изделий из российского титана. В частности, в «Боингом» создано СП по производству крупногабаритных деталей из титана. Таким образом, наши зарубежные партнеры становятся непосредственными участниками производства титановых комплектующих изделий для своих самолетов. Они имеют возможность контролировать весь производственный цикл, качество продукции и поставки. Так что опасения возможной титановой зависимости от России напрасны, во всяком случае, явно преувеличены. О серьезности намерений американцев развивать сотрудничество говорит то, что они уже в ближайшее время готовы приступить к поставкам в Россию современного оборудования, в том числе для штамповки титановых деталей. Вы сможете с ним сегодня познакомиться. Аналогичные конструктивные рабочие настроения и у наших коллег из «Эрбаса».

Кроме того, следует учитывать что «Боинг» и «Эрбас» - два крупнейших клиента, это наши ключевые партнеры на внешнем рынке, и мы очень дорожим их доверием.

- На днях объявлено о создании объединенной авиастроительной корпорации (ОАК). Какую роль будет играть «Рособоронэкспорт» и «ВСМПО-Ависма» в этой структуре?

- Мы были одними из инициаторов создания этой интегрированной структуры. Поверьте, «Рособоронэкспорт» многое для этого сделал, так как именно авиационная техника традиционно лидирует вот уже в течение нескольких лет в списке наиболее востребованных за рубежом систем вооружений. На нее приходится более 50% ежегодных российских экспортных поставок военной техники. Таким образом, трудно найти организацию, в большей степени, чем «Рособоронэкспорт», заинтересованную в развитии российского авиастроения. Наше участие в ОАК более чем конкретное.

Во-первых, мы являемся владельцами 25% «ОКБ Сухого», производителя самого востребованного на сегодняшний день, не без нашей помощи, российского истребителя. Во-вторых, обладая более чем контрольным пакетом «ВСМПО-Ависма», «Рособоронэкспорт» становится монополистом в поставках титана для отечественной авиационной и космической промышленности. Таким образом, наша компания – это субъект, не только реализующий на внешних рынках конечную продукцию российского авиапрома, но и обеспечивающий отрасль стратегически важным сырьем.

Говоря другими словами, мы имеем возможность влиять на ключевые этапы жизненного цикла авиационной продукции от стадии производства сырья и комплектующих до поставки на экспорт готовой продукции и организации сервисного обслуживания. Согласитесь, трудно желать большего. Хотя не скрою, вопросы координации деятельности с ОАК потребуют дополнительного согласования и доработки, в особенности, это касается вопросов участия в деятельности ОАК и ее дочерних структур иностранных фирм, иностранного капитала.

- Это правда, что вы сделали предложение гендиректору «КАМАЗа» господину Когогину возглавить управляющую компанию «АвтоВАЗа»? Вы ищите профессиональных менеджеров? Чем объяснить ваше нежелание возглавить совет директоров «АвтоВАЗа»?

- Что касается первой части вопроса, то видимо господину Когогину самому уместно отвечать, какие предложения и от кого он получал. Со своей стороны подчеркну, что с самого начала мы не ставили задачу монополизировать управление «АвтоВАЗом». Наша цель состоит в том, чтобы вывести завод в лидеры российского автопрома, и для ее достижения мы сделаем все возможное, не исключая привлечения высококлассных российских, а если потребуется, и зарубежных специалистов.

В отношении эффективности команды «Рособоронэкспорта» могу сказать, что за тот год, как она пришла на «АвтоВАЗ», согласитесь, сделано немало. Во-первых, практически покончено с криминалитетом, который как раковая опухоль, высасывал все соки из завода, грозя довести его до полного коллапса. Напомню, что совсем недавно в Тольятти велись полномасштабные криминальные войны. Счет жертвам шел на сотни человеческих жизней. Людей убивали только за то, что они учились в школе в одном классе с неугодными лицами. Честно говоря, не хочу останавливаться на этой теме. Думаю, что с криминалитетом вокруг Волжского автозавода покончено навсегда.

Мы успешно справились с первостепенной задачей - расчистили площадку для нормальной работы. Звучит невероятно для любого нормального бизнеса, но значительный рост чистой прибыли - это, прежде всего, результат усиленных мер по сокращению издержек от хищений и растрат на заводе. За год удалось сократить издержки практически втрое. Этот год завод заканчивает очень удачно, с хорошими показателями. Рост чистой прибыли за 9 месяцев этого года составил 5 млрд. рублей, это более чем на 40% выше аналогичного показателя 2005 года – тогда чистая прибыль автозавода составила 3,5 млрд. рублей. Выручка от продаж возросла на 16% и составила 111 млрд. рублей против 96 млрд. в прошлом году. Планомерно растет объем производства, растет рентабельность продаж – с 7,5% до 9% за прошедший период.

Все это результат титанических усилий, прежде всего, по внедрению мер, направленных на снижение себестоимости продукции, выстроены нормальные, выгодные заводу отношения с поставщиками комплектующих. Завод начал работать в нормальном ритме. Ведутся переговоры с ведущими иностранными фирмами, в том числе «Рено», «Магна» и многими другими, по созданию новых моделей различного класса. Говоря другими словами, на «АвтоВАЗе» идет нормальный производственный, творческий процесс, и именно в этом я вижу итог работы за год команды «Рособоронэкспорта» на заводе.

Что же касается моего участия в совете директоров, оно остается прежним. Пока я не вижу острой необходимости возглавлять совет директоров «АвтоВАЗа». Напомню, что я являюсь членом совета директоров примерно десятка крупнейших российских компаний. Если везде быть председателем, то на основную деятельность у меня просто не осталось бы времени.

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками