Меню
Опрос

Сможет ли Россия не позже 2015-2020 года обеспечить себя полноценным парком самолетов пятого поколения? И нужно ли ей это в сложившейся мировой обстановке?

Конечно, России нужна современная авиация вне зависимости от места России на мировой арене. Власть в скором времени осознает это и примет все необходимые меры! Парк современных самолетов, вне сомнения, будет построен.
Боеспособная авиация нужна России, но, скорее всего, наша страна сможет (по финансовым соображениям) построить только небольшой парк истребителей, и некоторое количество Су-34. Основой же нашей авиации останутся (морально устаревшие) модернизированные самолеты.
Авиация очень нужна России именно из-за мировой обстановки. Но, очень сомнительно, что разработка самолетов пятого поколения ускорится в ближайшее время… Таким образом, Россия, попросту, не «успеет» построить сколько-нибудь значительное количество современных самолетов.
Так как Россия безнадежно отстала от передовых западных стран в технологиях, то Россия может и должна покупать самолеты у США или у Западной Европы.

 
 
Архив
ВЕРТОЛЕТНЫЙ ХОЛДИНГ: ВРЕМЯ АКТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ


Объединенная промышленная корпорация "Оборонпром", созданная в 2002 году, – многопрофильная промышленно-инвестиционная группа. Ее уставный капитал составляет 4 млрд. 299 млн. 645 рублей. Акционерами корпорации являются: Росимущество (51%), ФГУП "Рособоронэкспорт" (31,13%), Республика Татарстан (15,07%) и ОАО "Роствертол" (2,79%). Генеральным директором корпорации с самого ее основания стал Денис Валентинович МАНТУРОВ (28 июня текущего года на очередном собрании акционеров он переизбран на эту должность на очередной срок), интервью с которым мы предлагаем вниманию читателей. Интерес к этому человеку со стороны нашего издания далеко не случайный – в соответствии с Указом Президента РФ от 29 ноября 2004 года и Постановлением Правительства РФ от 6 мая 2005 года ОАО "ОПК "Оборонпром" – головная управляющая и владельческая компания создаваемого вертолетостроительного холдинга. Кстати, карьера самого Мантурова тоже началась с вертолетов. В начале 90-х он, недавний выпускник МГУ, работал в российско-индийском СП, которое занималось авиаперевозками. В 1993 году поехал в командировку на Улан-Удэнский авиазавод, который в те годы, как и большинство других российских машиностроительных предприятий, переживал далеко не лучшие времена. От гибели завод спас экспорт вертолетов Ми-8, которое наладило то самое российско-индийское СП. С 1998 года Д.В. Мантуров – заместитель гендиректора У-УАЗ, 2000 – коммерческий директор МВЗ им. Миля, с 2002 года – генеральный директор ОПК "Оборонпром". 

– Денис Валентинович, какие цели и задачи преследует создание холдинга, в состав которого войдут Московский, Казанский, Ростовский, Улан-удэнский заводы и ряд других предприятий? Какую выгоду несет России объединение вертолетостроителей? Кто конкретно в последние годы являлся, если можно так выразиться, идеологом процесса объединения?

– Начнем с того, что идея интеграции не нова и не мы первые пытаемся воплотить ее в жизнь. Достаточно назвать такие известные и успешные мировые концерны, как Agusta/Westland и Eurocopter. В нашей стране процесс создания вертолетного объединения идет уже с 1998 года, но наиболее активно – только с конца 2003 года. Идеологом создания нашего холдинга, как, впрочем, и других интегрированных структур в ОПК, стал Борис Сергеевич Алешин: когда разрабатывалась Федеральная целевая программа "Реформирование и развитие ОПК (2002-2006 годы) ", он был заместителем председателя Правительства РФ.

Движущей силой, локомотивом, сдвинувшим "поезд" с мертвой точки, стала компания "Рособоронэкспорт" и ее генеральный директор Сергей Викторович Чемезов. Когда он лично подключился к этому процессу, идея стала обретать реальные черты, началась отработка механизма объединения, решение юридических вопросов.

Что касается основной цели реструктуризации отрасли (кстати, ее признают и оппоненты создания холдинга) – это необходимость консолидировать разрозненное наследство советского военно-промышленного комплекса, восстановить производственные цепочки и повысить эффективность отечественной оборонной промышленности. В результате создания вертолетного холдинга Россия получит вертолетостроительную компанию мирового уровня. Объединение сделает возможным более рационально использовать производственные мощности – избежать дублирования производства, унифицировать модельный ряд, снизить производственные издержки и поднять производительность труда. В результате мы можем ожидать повышение конкурентоспособности российских вертолетов. Единая маркетинговая политика будет способствовать увеличению объемов продаж наших вертолетов за рубежом.

– Какова структура будущего холдинга? По какому принципу будет строиться управление холдингом?

– Относительно структуры будущего холдинга. Совсем недавно, в середине сентября 2005 года, участники вертолетостроительного холдинга, создаваемого на базе ОПК "Оборонпром", – Московский вертолетный завод, Улан-Удэнский авиационный завод, Казанский вертолетный завод, Ростовский вертолетный производственный комплекс, Ступинское машиностроительное производственное предприятие и Московский машиностроительный завод "Вперед" – подписали корпоративное соглашение. Это соглашение определяет принципы и механизмы взаимоотношений участников холдинга, а также их права и обязанности. В нем говорится, что участники холдинга сохраняют юридическую самостоятельность и остаются после вхождения в его состав полноправными участниками производственного, коммерческого, маркетингового, сбытового и других корпоративных процессов.

Для координации совместной деятельности при "Оборонпроме" создан коллегиальный орган управления – Совет вертолетного холдинга. В него входят генеральные директора предприятий. Кроме того, в составе "Оборонпрома" также уже действует дирекция вертолетных программ, которая отвечает за текущее взаимодействие всех участников холдинга. Недавно на должность руководителя этой дирекции и одновременно моим первым заместителем был назначен бывший президент группы компаний "Каскол" Виктор Григорьев.

– Каким образом распределятся полномочия между Советом директоров "Оборонпрома" и Советом вертолетного холдинга?

– Это две совершенно разные по полномочиям и задачам структуры. Совет директоров ОАО "ОПК "Оборонпром" будет решать стратегические задачи, касающиеся развития всех предприятий корпорации в целом, поскольку это многопрофильная промышленная структура. На Совет вертолетного холдинга возлагается подготовка и принятие решений по наиболее важным аспектам деятельности созданного вертолетостроительного объединения.

– Денис Валентинович, а как будут направляться финансовые потоки, и кто будет распоряжаться выручкой от продажи вертолетов?

– Когда речь идет о холдинге, такие вопросы не должны даже возникать, поскольку предприятия, входящие в объединение, как я уже говорил, не теряют своей юридической самостоятельности. "Оборонпром " имеет право корректировать ситуацию и влиять на политику предприятия. Пакет акций и корпоративное соглашение – вот два основных инструмента, которые дают это право. Мы даже не хотим делать центр прибыли единым, это "Оборонпрому" и невыгодно – придется больше платить налогов. Мы просто заранее определяем бюджетирование всех заводов. Концентрация ресурсов происходит на каждом предприятии отдельно, но расходуются и направляются эти ресурсы на какие-то программы по согласованию с центром. Самая главная наша задача – выработать кооперационные связи между заводами, чтобы они были заинтересованы друг в друге.

Именно этой работой и занимается дирекция вертолетных программ, которая состоит из шести комитетов: стратегического развития и координации программ, корпоративного строительства, ценных бумаг и управления имущественным комплексом, научно-технической, производственной политики и управления интеллектуальной собственностью, маркетинга и коммерческой деятельности, финансово-экономической политики и планирования, обеспечения деятельности холдинга.Руководят ими заместители директоров заводов, входящих в холдинг. Они уже назначены и приступили к работе.

Основная задача дирекции вертолетных программам – исключить по возможности дублирование. Для уменьшения издержек нужна концентрация при производстве каких-то конкретных элементов конструкции и агрегатов вертолетов. Но речь ни в коем случае не идет о стремлении загнать каждое предприятие в прокрустово ложе узко специализированного производства, как это стремятся представить иногда в средствах массовой информации. Весьма вольно, например, были интерпретированы слова Сергея Викторовича Чемезова, сказанные им в июне на выставке в Ле Бурже: он, якобы, сказал, что в планах холдинга – сосредоточить в Улан-Удэ только производство фюзеляжей, сборку же вертолетов проводить где-то на другом заводе. А вот четыре хорошо оснащенных и подготовленных лопастных производства, рассредоточенных по разным заводам, – тема для серьезных размышлений об интеграции, которая стала бы полезной для российского вертолетостроения в целом.

– Денис Валентинович, планируется ли создавать единую сеть сервисных центров по обслуживанию вертолетов?

– Обязательно будем создавать и всемерно способствовать ее созданию. В своей работе будем кооперироваться и с фирмой "Камов" – у нас общие стратегические задачи. Возможна даже кооперация с сервисными центрами зарубежных производителей – это нормальная современная практика. Чем больше сервисных центров, тем привлекательнее наша продукция при продаже.

В создании сервисных центров за рубежом мы обязательно будем использовать опыт "Рособоронэкспорта", в особенности, когда речь идет о военной технике. Этому также будет способствовать и включение "Оборонпрома" в список организаций, которые в соответствии с Указом Президента РФ получили право на послепродажное обслуживание, поставку запасных частей и ремонт боевой техники.

– На каких принципах будут строиться отношения холдинга и ремонтных заводов?

– Сложный вопрос. Мы начинаем рассматривать методологию взаимодействия с ремонтными заводами, хотя она уже давно сложилась и существует сегодня: вертолеты ремонтируются по документации, выдаваемой разработчиками и серийными производителями. Но если затрагивать вопрос глобально, то пока алгоритм такого взаимодействия в нашей системе еще не сложился, пока мы выстраиваем систему договорных отношений. Возможно, когда-то встанет также вопрос акционерного участия. Сейчас говорить об этом рано.

– Приступать к решению конкретных задач можно, как говорится, при "полном непротивлении сторон". Значит ли это, что в саму идею создания холдинга изначально заложен механизм достижения консенсуса?

– Естественно! Консенсус всегда можно достигнуть, прежде всего благодаря существующей многоуровневой системе принятия решений. Допустим, если при обсуждении рабочего вопроса по маркетингу (руководитель комитета В.А. Пашко – заместитель генерального директора КВЗ) возникает спорная ситуация, ее можно разрешить на уровне дирекции вертолетных программ или подключить к ее решению генерального директора "Оборонпрома". Кроме того, не надо забывать о существовании Совета холдинга, на который будут выноситься глобальные задачи и вопросы, чтобы директора предприятий участвовали в принятии коллегиального решения. Никакого навязывания решения в ультимативной форме. Пусть руководители принимают решение совместно и, приняв, исполняют.

– И все же, Денис Валентинович, каков механизм вхождения предприятий в холдинг, создаваемый под эгидой корпорации "ОПК "Оборонпром"?

– Объявленная схема предусматривает обмен госпакетов акций предприятий на акции из допэмиссии "Оборонпрома". Таким образом, "Оборонпром" получил под свой контроль 31% акций МВЗ, 49% акций У-УАЗ, 60% акций Ступинского предприятия и 38% акций завода "Вперед", сейчас принадлежащих государству. Кроме этого, "Рособоронэкспорт" передал "Оборонпрому" 14% своих акций улан-удэнского завода, а правительство Татарстана – 29,9% акций КВЗ. Сам же вертолетный холдинг остался под контролем государства: Росимуществу принадлежит 51% акций "Оборонпрома". Остальные ценные бумаги распределены между владельцами вошедших в корпорацию предприятий.

– А как в этом смысле дела обстоят с "Роствертолом" – практически частной компанией?

– Действительно, ситуация с вхождением "Роствертола" немного сложнее с учетом структуры его акционерного капитала. Но выход был найден: в середине этого года акционеры ростовского завода одобрили дополнительную эмиссию 3,5% акций, которые отошли государству в обмен на инвестиции в модернизацию производства в размере 60 млн. руб. В конце 2005 года должна состояться дополнительная эмиссия акций "Роствертола", в которой примет участие и "Оборонпром". С учетом госпакета акций в предприятии мы рассчитываем получить блокирующий пакет "Роствертола".

Основная продукция "Роствертола" – военная (ударные вертолеты Ми-24 и Ми-28). Если государство не будет присутствовать среди его акционеров, организовать процесс размещения оборонного заказа и контролировать его исполнение будет сложно. И нынешние собственники завода это понимают. Кроме того, они ничего не теряют в финансовом плане. Деньги, которые они сейчас заплатят за акции "Оборонпрома", затем вернутся обратно на завод в виде оплаты за их акции.

– Стратегия корпорации – это стратегия диверсификации, разностороннего развития производства, направленного на расширение ассортимента выпускаемой продукции?

– Безусловно, мы действительно строим холдинг по этой концепции, как многопрофильную машиностроительную корпорацию. Мы хотим заниматься тремя-четырьмя направлениями. Два уже есть – производство перспективных образцов вертолетной техники, систем и комплексов противовоздушной обороны и РЭБ. Третье и четвертое направления обязательно появятся.

– Денис Валентинович, Вы недавно побывали на некоторых предприятиях "камовской" кооперации, в том числе на КумАПП. Какова перспектива их вхождения в холдинг?

– Кумертауский завод как профильный рассматривается к включению в наше объединение. Что касается оренбургской "Стрелы", где планируется собирать Ка-226 по заказу "Газпрома", то мы будем искать пути взаимовыгодного сотрудничества в части, касающейся вертолетостроения. Но говорить о включении "Стрелы" в холдинг нельзя, так как это предприятие уже вошло в состав НПО "Машиностроение".

Что же касается самой фирмы "Камов", то недавно (в начале ноября – прим. ред.) было объявлено о продаже АФК "Система" нашей корпорации 100% акций ОАО "Камов-Холдинг", которому принадлежит 49,46% акций ОАО "Камов". В ближайшее время мы ожидаем решения Федеральной антимонопольной службы на эту сделку.

– Сколько ОКБ останется в холдинге? Будут ли продляться лицензии на разработку авиатехники тем, у кого они есть сегодня?

– Начнем с того, что попытки серийных заводов в 90-х годах вырасти до уровня полноценных научно-производственных компаний, особенными успехами не увенчались. Основными препятствиями на этом пути были узкая производственная специализация и отсутствие собственного конструкторского потенциала. Только Казанский вертолетный завод доказал жизнеспособность своего ОКБ, создав легкие вертолеты "Ансат" и "Актай". Однако, поскольку основной статьей доходов остаются продажи модификаций вертолетов советской разработки, производители по-прежнему зависимы от Московского вертолетного завода как генерального конструктора.

Безусловно, что функции разработчика вертолетной техники, который также будет определять техническую политику холдинга, останутся и у КБ "Камов".

Что касается КВЗ, мы заинтересованы в дальнейшем развитии этого серийного завода как разработчика новой техники. Холдингу только плюс, что появилась такая машина, как "Ансат", которой мы можем закрыть нишу легких машин.

– Но получается, что у "Ансата" есть конкуренты Ми-2А, Ка-226…

– Ми-2А – отдельная, деликатная тема, сейчас не стоит в нее углубляться. Программа Ми-2 требует переосмысления, и только после этого мы можем принять решение о развитии программы.

Вообще любое решение, касающееся перспектив той или иной машины, будет формироваться на основе анализа рынка, путем маркетинговых исследований. Если нам специалисты докажут, что такой-то разрабатываемый вертолет не будет востребован на рынке, мы и развивать его не будем. Заморозим производство. Но если нам говорят, что у вертолетов, условно А и В, есть хорошие перспективы, естественно они будут развиваться. Что касается Ка-226, могу сказать одно: у него есть своя собственная ниша.

– Есть ли в планах холдинга участие в международных проектах? Можем ли мы ожидать в ближайшее время инвесторов с Запада?

– В своем развитии вертолетный холдинг обязательно будет работать с зарубежными партнерами. Прежде всего потому, что в России пока нет таких высокотехнологичных компонентов авиационной техники, как двигатели и авионика на некоторые типы вертолетов, например, на такие перспективные разработки, как средний транспортный вертолет Ми-38 или "Ансат".

– Процесс объединения отрасли начался. Что для Вас, Денис Валентинович, является базой, которая позволит холдингу развиваться эффективно? Когда можно будет смело говорить, что мы идем верным путем?

– Мы сегодня на 99% преодолели все противоречия внутри корпорации, это и дает надежду на активное развитие событий. Конкурируем мы не внутри страны, а за ее пределами, и это наш основной козырь.

На второй вопрос я отвечу так: когда доходы будут превышать расходы. Вот тогда будет абсолютно ясно, что путь выбран верный. Сегодня я могу сказать только одно: каждый из входящих в холдинг заводов в отдельности – завод прибыльный. Это обстоятельство как раз дает возможность привлечения средств в конкретный проект – создание холдинга. Как кто-то верно заметил: "В хороший проект деньги сами приходят".

– Большое спасибо, Денис Валентинович, что нашли время ответить на вопросы журнала "Вертолет".

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками