Меню
Опрос

Сможет ли Россия не позже 2015-2020 года обеспечить себя полноценным парком самолетов пятого поколения? И нужно ли ей это в сложившейся мировой обстановке?

Конечно, России нужна современная авиация вне зависимости от места России на мировой арене. Власть в скором времени осознает это и примет все необходимые меры! Парк современных самолетов, вне сомнения, будет построен.
Боеспособная авиация нужна России, но, скорее всего, наша страна сможет (по финансовым соображениям) построить только небольшой парк истребителей, и некоторое количество Су-34. Основой же нашей авиации останутся (морально устаревшие) модернизированные самолеты.
Авиация очень нужна России именно из-за мировой обстановки. Но, очень сомнительно, что разработка самолетов пятого поколения ускорится в ближайшее время… Таким образом, Россия, попросту, не «успеет» построить сколько-нибудь значительное количество современных самолетов.
Так как Россия безнадежно отстала от передовых западных стран в технологиях, то Россия может и должна покупать самолеты у США или у Западной Европы.

 
 
Архив
ЗА ЗДОРОВУЮ МОНОПОЛИЮ


"Власть" по традиции подводит годовые итоги работы российских экспортеров вооружения. 2004 год ознаменовался очередным рекордом по объему поставок - $6 млрд. Но главное событие - реорганизация всей системы экспорта оружия. Государство начинает его монополизацию в руках одного госпосредника - "Рособоронэкспорта".

Последний раз структуру военно-технического сотрудничества серьезно меняли в конце 2000 года. Тогда появился единый госпосредник в области торговли оружием - "Рособоронэкспорт", во главе которого встали коллеги Владимира Путина по службе в Германии Андрей Бельянинов (гендиректор) и Сергей Чемезов (первый замгендиректора).Чуть позже был организован комитет по военно-техническому сотрудничеству РФ с иностранными государствами, вошедший в состав Минобороны. Руководителем комитета стал бывший начальник аналитического управления Службы внешней разведки Михаил Дмитриев. Комитет по ВТС стал государственным контролирующим органом над всеми экспортерами оружия.

Новый передел структуры оружейного экспорта начался в ноябре 2003 года. Тогда Путин подписал указ о хозяйственном подчинении "Рособоронэкспорта" комитету по ВТС. Президент оставил за собой право назначать гендиректора предприятия и вносить поправки в его устав. Но комитет получил право на вмешательство в финансовые дела госпосредника. В частности, он мог определять размер прибыли "Рособоронэкспорта”, которую предприятие должно перечислить в бюджет.

При Сергее Чемезове началась "мягкая" национализация ключевых оборонных предприятий, контрольные пакеты акций которых попали в 90-х в частные руки,— "Вертолетов Миля", компании "Иркут".

В декабре 2004 года был образован вертолетный холдинг "Вертолеты Миля", управляющей компанией которого стал "Оборонпром" — дочернее предприятие "Рособоронэкспорта". Холдинг объединил все ключевые предприятия, занимающиеся разработкой и серийной сборкой вертолетов марки "Ми": Московский, Казанский, Улан-Удэнский авиазаводы и ростовское ОАО "Роствер-тол". В ряде этих предприятий доля государства достаточно невелика (в "Роствер-толе" ее вообще не было). Но теперь координировать работу всех предприятий холдинга, в том числе и экспорт вертолетов, будет государство. Представитель "Оборонэкспорта" заявил "Власти", что только так государство могло прекратить внутреннюю конкуренцию между серийными заводами и обеспечить финансирование разработки новых образцов техники. Действительно, последние годы довольно часто возникали скрытые, а то и явные конфликты между предприятиями, изготавливавшими во многом идентичную технику.

Руководители ряда вертолетных заводов , с которыми беседовал корреспондент "Власти", официально поддерживали образование холдинга. Однако неофициально они выражали недовольство, которое сводилось в основном к следующему: "В начале 90-х нас государство бросило, мы сами выживали как могли, а теперь, когда мы чего-то добились сами, государство намерено поставить нас под свой жесткий контроль". Такая реакция была в основном на предприятиях, где контрольный или блокирующий пакеты принадлежали менеджменту.

Планируется постепенная национализация и среди авиапроизводителей. Очевидно, что она будет проходить в рамках создания Единой авиастроительной компании, в которую должны войти все ключевые производители боевых и гражданских самолетов. 51% акций единой компании будет находиться в распоряжении государства. Первым этапом ее создания стало назначение президента компании "Иркут" Алексея Федорова главой государственной самолетостроительной корпорации МиГ и оглашение планов объединения этих предприятий в ближайшем будущем. Это назначение произошло при непосредственном лоббировании Сергея Чемезова. Надо заметить, что сейчас контрольный пакет акций "Иркута" принадлежит менеджменту, но после слияния предприятий он перейдет под контроль государства.

Одновременно в прошлом году "Рособоронэкспорт" укрепил свое почти монопольное положение в сфере оружейного экспорта. К моменту создания единого госпосредника в ноябре 2000 года право на поставку готовой продукции имели еще шесть предприятий: корпорация МиГ (производит самолеты), коломенское КБ машиностроения (разработчик ПЗРК, самоходных и вертолетных противотанковых комплексов, ракетных оперативных комплексов), тульское КБ приборостроения (противотанковые и танковые комплексы управляемого вооружения, зенитные ракетно-пушечные комплексы), реутовское НПО машиностроения (противокорабельные крылатые ракеты, ракеты-носители, спутники), санкт-петербургское ЦКБ морской техники "Рубин" (подводные лодки) и московский концерн "Антей" (комплексы ПВО).

Однако в декабре 2000 года истек срок действия лицензии на право самостоятельной продажи военной продукции за рубежу ЦКБ МТ "Рубин". Продлевать же ее занятому вопросами подъема затонувшей подлодки "Курск" "Рубину" тогда не стали. Две другие компании, "Антей" и НПО машиностроения, потеряли свои лицензии в ходе создания оборонных интегрированных холдингов, концерна ПВО "Алмаз-Антей" и оборонного холдинга машиностроения, в 2002 и 2004 году соответственно. Еще у одного, КБ приборостроения, лицензия закончилась 11 января 2005 года, но, несмотря на все собранные в срок необходимые документы, не продлена до сих пор. Ау оставшихся компаний, РСК "МиГ" и КБ машиностроения, лицензии, выданные им в 1999 году без указания срока действия, сейчас считаются утраченными, поскольку Государственно-правовое управление президента еще четыре года назад разъяснило, что в данном случае срок не может превышать пять лет. Таким образом, единый госпосредник "Рособоронэкспорт" фактически стал монополистом в области продажи оружия за рубеж.

Одновременно с этим прекратился рост числа самостоятельных экспортеров запчастей. Еще в сентябре 2002 года президент разрешил давать предприятиям-производителям право на самостоятельный экспорт запчастей к ранее проданной технике, а также на проведение ее технического обслуживания и ремонта. Тогда же Владимир Путин утвердил список из 46 предприятий, которым комитет по ВТС мог разрешить выйти на рынок запчастей и техобслуживания. Объем этого рынка оценивается примерно в 30% стоимости самой техники. Теперь же сами предприятия могли искать и оформлять заказы, а не надеяться на снисхождение "Рособоронэкспорта", который привык работать с крупными контрактами на поставку готовой продукции. Кроме того, предприятия могли не платить госпосреднику комиссионные, которые порой превышали 10% стоимости контракта.

Но право на торговлю запчастями в итоге получили лишь 14 предприятий: после того как президент Путин в сентябре 2003 года резко отозвался о состоянии дел в обеспечении послепродажного обслуживания российской военной техники, комитет по ВТС прекратил выдавать лицензии на самостоятельную поставку запчастей и проведение техобслуживания. Тем не менее именно усилиями самостоятельных поставщиков запчастей Михаил Дмитриев объяснил очередной рекорд российского оборонного экспорта.

Так или иначе, период либерализации системы торговли российским оружием, видимо, можно считать окончательно завершенным. Госпосредник "Рособоронэкспорт", год за годом бьющий рекорды экспорта, сумел доказать, что альтернативы государственному монополизму в этой сфере пока нет. Очевидно, что государство и дальше будет держать курс на укрепление "оружейной вертикали", монополизм в области военно-технического сотрудничества и гособоронзаказа.

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками