Меню
ЛЕОНИД ПОТАПОВ, ПРЕЗИДЕНТ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ: "БУРЯТСКОЕ УСКОРЕНИЕ ДОЛЖНО ОПЕРЕЖАТЬ СРЕДНЕРОССИЙСКОЕ"


В беседе с главным редактором журнала "Российская Федерация сегодня" Юрием ХРЕНОВЫМ Президент Бурятии рассказал не только о жизни республики, но и поделился своими размышлениями о путях развития России.

Ниже приводится часть беседы, посвященная промышленному потенциалу республики.

Леонид Васильевич Потапов родился 4 июля 1935 года в поселке Уакит Баунтовского района Республики Бурятия в семье рабочего. Имеет два высших образования - Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта и Иркутский институт народного хозяйства. Доктор экономических наук. Трудовой путь начал мастером на Улан-Удэнском локомотивовагоноремонтном заводе, где вырос до главного инженера. Затем секретарь по промышленности Бурятского обкома КПСС, председатель Марыйского облисполкома, заместитель Председателя Верховного Совета Туркменской ССР.

По настоятельной просьбе партийных организаций Бурятии, ветеранов партии, ученых и общественных деятелей Леонид Васильевич вернуться в Бурятию и принял участие в выборах первого секретаря обкома КПСС. И в 1990 году на альтернативной основе избран первым секретарем Бурятского обкома партии, годом позже - Председателем Верховного Совета Бурятской АССР. В 1994 году одержал убедительную победу на всенародных выборах Президента Республики Бурятия и повторил успех в 1998 и 2002 годах. Долгое пребывание на посту руководителя республики обогатило его практику особыми приемами, так, он постоянно объезжает всю Бурятию, посещает каждый коллектив, каждую деревню. С ним едут министры и другой чиновный люд, благодаря чему многие проблемы населения решаются оперативно на месте. Это не может не сказаться на результатах. Бурятия по темпам промышленного роста - в числе первых в Сибирском федеральном округе.

"Я ПРОМЫШЛЕННИК ДО МОЗГА КОСТЕЙ"

- Леонид Васильевич, скажите, как удается Вам держать высокие темпы в промышленности в Сибирском округе?

- Я сам до мозга костей промышленник, знаю все резервы нашей индустрии и делал все для того, чтобы спасти ее. В экстремальных условиях, например, в 1997 году ввели особый режим управления и приостановили спад. Мой родной локомотивовагоноремонтный завод удалось сохранить благодаря помощи тогдашнего министра путей сообщения Николая Аксененко, а затем Геннадия Фадеева, они прислушались к моей просьбе не подвергать предприятие немедленной приватизации. Оно вошло в состав Восточно-Сибирской железной дороги и выстояло, набирает силу. Сейчас в коллективе уже 8, 5 тысячи работающих. Посетив его, полпред президента в СибФО Анатолий Квашнин поразился порядку, чистоте, обустроенности цехов и признался, что не ожидал увидеть в Улан-Удэ такой завод. С которого, между прочим, столица Бурятии начиналась, да и сейчас около него 70 тысяч человек кормится. И потенциал для развития далеко не исчерпан.

- Градообразующее предприятие?

- Основное градообразующее предприятие. Мы спасли и подняли на ноги авиационный завод, выпускающий МИГ-27 и сверхзвуковые машины. Раньше он Ан-24 делал, ремонтировал вертолеты. Но нам хотелось большего. Над нами смеялись, мол, буряты захотели еще самолеты строить. Но мы доказали, что нам это по силам. МИГ-27 освоили, Су-25. Штурмовой комплекс Су-39 - тоже наша машина. Душа болела за этот коллектив. Я много встречался с авиаторами, вместе искали выход. Завод изготавливал 300 вертолетов в год. Стали искать свою нишу на мировом рынке. И у нас получилось, улан-удэнские вертолеты оказались востребованы в Эквадоре, Малайзии и других странах Юго-Восточной Азии. Вместе с руководством завода я часто летаю туда для подписания договоров. Конечно, автограф на официальном бланке ставит директор завода, но я стою рядышком - для политической и организационной поддержки.

- Кстати, посол Канады, которого мы недавно принимали в редакции, с восторгом отзывался о наших МИ-26 в арктическом варианте, широко используемых в Стране кленового листа, на их северах, в тундровых районах. По его словам, у этого вертолета нет никаких конкурентов. Берет 20 тонн груза, а ближайший по рейтингу аппарат такого же класса поднимает только 10 тонн.

- Мы выпускаем МИ-8 и МИ-171, все модификации на базе этих машин. Завод приватизирован, но контрольный пакет акций остался у государства. Мы спасли Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат. Он сейчас, как я упоминал, работает по замкнутому водообороту. А сколько нападок на него было!

- Вы, Леонид Васильевич, одновременно и прагматик, и романтик промышленности. Наверное, есть несбывшиеся мечты?

- А как же! Вот такой мечтой остался для меня моторостроительный завод, инициатором размещения которого в Бурятии был я. Площадку для него выбрал еще министр обороны СССР Дмитрий Устинов. На 25 тысяч работающих! Он уже, можно сказать, родился, полторы тысячи человек в штате было. Но перестройка его задушила. Но ТЭЦ мы успели построить...

- Значит, у вас избыток тепловой энергии?

- Мощности есть. Жалко, что тот потенциал экономического роста, который создавался в прошлом, а это - радиозавод, приборостроительное объединение, моторостроительный завод, рассыпался в прах. Не меньше 15 значимых предприятий было разрушено в переходный период к рынку. Не будь этого, сегодня мы имели бы совсем другую Бурятию! Наш хозяйственный комплекс не уступал бы, к примеру, Новосибирскому и Омскому... А нам крылья на взлете обрубили.

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками