Меню
Опрос

Сможет ли Россия не позже 2015-2020 года обеспечить себя полноценным парком самолетов пятого поколения? И нужно ли ей это в сложившейся мировой обстановке?

Конечно, России нужна современная авиация вне зависимости от места России на мировой арене. Власть в скором времени осознает это и примет все необходимые меры! Парк современных самолетов, вне сомнения, будет построен.
Боеспособная авиация нужна России, но, скорее всего, наша страна сможет (по финансовым соображениям) построить только небольшой парк истребителей, и некоторое количество Су-34. Основой же нашей авиации останутся (морально устаревшие) модернизированные самолеты.
Авиация очень нужна России именно из-за мировой обстановки. Но, очень сомнительно, что разработка самолетов пятого поколения ускорится в ближайшее время… Таким образом, Россия, попросту, не «успеет» построить сколько-нибудь значительное количество современных самолетов.
Так как Россия безнадежно отстала от передовых западных стран в технологиях, то Россия может и должна покупать самолеты у США или у Западной Европы.

 
 
Архив
АВИАЦИЯ ДЛЯ ГОРНОЙ ВОЙНЫ


Результаты Каргильского вооруженного конфликта будут учтены Индией при выборе многоцелевых вертолетов 

Владимир Щербаков

Согласно появившимся недавно в зарубежной специализированной прессе сообщениям, командование Сухопутных войск Индии в самое ближайшее время объявит о проведении тендера на закупку около 200 многоцелевых вертолетов для армейской авиации. При этом особо подчеркивается тот факт, что все претенденты должны будут представить убедительные доказательства того, что их модели могут эффективно решать возложенные на них задачи в условиях высокогорья.

Наиболее реальные шансы, по заявлению индийских специалистов, имеют вертолеты "Белл" 407 (Bell 407) и "Фенек" (Eurocopter Fennec), которые с июля по декабрь 2005 г. прошли всесторонние и достаточно суровые испытания на полигонах в пустыне Раджастан, на территории равнинных районов приграничного штата Пенджаб (на северо-западе Индии в бассейне реки Сатледж) и в горных районах штата Джамму и Кашмир. Достаточно большие шансы имеют и российские вертолеты марки Ми-8/17 - благодаря той безупречной репутации, которую они заслужили в ходе Каргильского вооруженного конфликта между Индией и Пакистаном. Вероятно, приглашение на участие в тендере будет направлено и компании Agusta-Westland.

НУЖНО ПОЧТИ 200 ВЕРТОЛЕТОВ

Предварительно о данном тендере индийское военно-политическое руководство объявило еще в 2004 г. Тогда были обнародованы следующие данные. В общей сложности на вооружение армейской авиации СВ Индии должны будут поступить не менее 197 вертолетов, из которых 40 планировалось приобрести у страны-поставщика, до 20 машин - собрать в Индии из поставленных подрядчиком комплектующих, а остальные вертолеты - собирать в ходе лицензионного производства на заводе индийской компании Hindustan Aeronautics Limited (HAL) в городе Бангалор. Стоимость всего контракта оценивалась тогда примерно в 2 млрд. долларов. Кроме того, выбранный тип вертолета может поступить и на вооружение Военно-воздушных сил (командование уже заявляло о настоятельной необходимости приобрести до 80 многоцелевых вертолетов).

При этом следует отметить, что Индия в настоящее время производит для всех трех видов национальных Вооруженных Сил и настойчиво продвигает на экспорт многоцелевой вертолет собственной разработки "Дхрув" (Dhruv или Advanced Light Helicopter/ALH). Однако, как показали проведенные войсковые испытания, данная машина обладает одним серьезным (есть еще и мелкие) недостатком - недостаточной эффективностью при эксплуатации в высокогорных районах страны, которыми изобилуют спорные участки индийско-пакистанской и индийско-китайской границы. Более того, по неофициальным отзывам ряда армейских офицеров, "гордость национального вертолетостроения" вообще не способна работать в указанных сложных условиях. А ведь именно неспособность ряда имевшихся на вооружении армейской авиации СВ и ВВС Индии типов вертолетов эффективно действовать в районах высокогорья создала определенные дополнительные трудности в ходе операции по уничтожению боевиков и подразделений регулярных войск Пакистана в ходе вооруженного конфликта в секторе Каргил. В этой связи представляется небезынтересным более подробно рассмотреть вопрос применения авиации (как армейской, так и Военно-воздушных сил) индийским военным командованием в ходе этого уже несколько подзабытого вооруженного конфликта.

РАСКИНУЛОСЬ "БЕЛОЕ МОРЕ"

Не является секретом, что до сих пор достаточно жесткое противостояние Индии и Пакистана является ключевой проблемой Южной Азии. На протяжении всей своей постколониальной истории Индия несколько раз оказывалась втянутой в войны и вооруженные конфликты различной интенсивности со своим соседом. Наиболее свежим примером является так называемый Каргильский вооруженный конфликт, активная фаза которого пришлась на период с 26 мая по 14 июля 1999 г. В ходе проводимых операций индийские ВС широко применяли авиацию, насколько это позволяли достаточно тяжелые географические условия региона.

Пакистан (а за этой операцией стояли, как выяснилось позднее, пакистанские военные во главе с командующим СВ генералом Первезом Мушаррафом) начал подготовку к проникновению за линию контроля на территорию соседнего государства в районе спорной территории Джамму и Кашмир еще в сентябре 1998 г. К маю следующего года отряды кашмирских сепаратистов и подразделения регулярной пакистанской армии проникли на 10-12 км в глубь Индии и до 160 км по фронту, заняв ряд господствующих высот в районах Каргил, Турток, Баталик и долины Мушкох. В целом, по данным индийских разведслужб, в том или ином виде в операции были задействованы две дивизии СВ Пакистана, артиллерия (в том числе и крупнокалиберная), а также авиация. Непосредственно на территорию Индии проникли не менее 2000 боевиков и военнослужащих. Причем среди них находились около 400 боевиков движения "Талибан", около 1000 солдат из состава 3-го, 4-го, 5-го, 6-го и 12-го пехотных батальонов северной группы войск СВ Пакистана, а также группы сил специальных операций (SSG).

Здесь надо отметить, что еще с 1977 г. между Дели и Исламабадом существовало "джентльменское соглашение", согласно которому военные обоих государств не размещали воинские контингенты в высокогорном районе Каргильских гор вдоль линии контроля с 15 сентября по 15 апреля (следующего года). Это было сделано из-за тяжелых климатических условий в данном районе (например, температура в это время года опускается до -60 градусов по Цельсию!). Однако в стремлении во чтобы то ни стало присоединить к себе всю территорию Кашмира в 1998-1999 гг. Пакистан пошел и на нарушение негласной договоренности.

Первоначально командование ВС Индии задействовало только многоцелевые вертолеты, осуществлявшие переброску личного состава, боеприпасов и снаряжения. Однако по мере нарастания противостояния было принято решение о применении истребительных и истребительно-штурмовых эскадрилий (26 мая 1999 г. соответствующий приказ поступил командованию ВВС). В заявлении, выпущенном по этому поводу Министерством обороны Индии, указывалось, что "такое решение вызвано тем обстоятельством, что боевики основательно вооружены и удерживают хорошо укрепленные позиции. Они не только поддерживаются пакистанскими войсками, но в нападении участвуют и сами военнослужащие СВ Пакистана. И если на данном этапе не отбросить противника, Пакистан может со всей силой вмешаться в конфликт, что может вызвать крупномасштабную войну". А в этом случае не был исключен даже обмен ядерными ударами - настолько накалена была в то время атмосфера между ставшими совсем недавно де-факто ядерными державами. "Этого руководство Индии допустить не может", - утверждалось в заявлении.

Основной задачей ВВС было определено оказание огневой поддержки Сухопутным войскам и пограничной охране, причем назначенный район был немаленьким - около 100 кв. км. Кроме того, авиация проводила подробную аэрофотосъемку районов боевых действий (дешифровкой занималось соответствующее управление ВВС в Дели), выявляла пути снабжения боевиков и предотвращала подвоз им боеприпасов, продовольствия и снаряжения.

Воздушная часть операции Vijay, получившая кодовое обозначение Safed Sadar (в переводе "Белое море"), началась 26 мая 1999 г. и проводилась в три фазы. В ходе первой была поставлена задача уничтожить наземные средства ПВО противника. Вторая фаза содержала действия по нарушению коммуникаций боевиков и нанесению ударов по их укреплениям и позициям. Наконец, в ходе заключительной фазы операции индийские ВВС осуществляли непосредственную поддержку Сухопутных войск, начавших штурмовать занятые противником господствующие высоты, освобождая их. В основном в это время использовались многоцелевые вертолеты Ми-17 (в ударном варианте с блоками НУР), "Читах" и "Четак", а также истребители-штурмовики. Общее руководство действиями ВВС осуществлял командующий Западного авиационного командования ВВС.

Первоначально командование ВВС направило в район операции на военно-воздушную базу Сринагар и аэродром армейской авиации Авантипур две истребительные и истребительно-штурмовые авиационные эскадрильи (АЭ) и вертолетную группу, в задачу которых входило в основном ведение разведки и уничтожение отдельных выявленных средств ПВО боевиков. Нанесения массированных ракетно-бомбовых ударов не предусматривалось, поскольку точные данные о позициях и характере укреплений противника отсутствовали, а части Сухопутных войск только начали блокировать район Каргила. Затем в бой были введены еще две истребительно-штурмовые АЭ. Кроме того, все эскадрильи ВВС из состава Западного, Юго-Западного и Центрального авиационных командований были приведены в состояние повышенной боеготовности на случай перерастания конфликта в широкомасштабные военные действия.

В ходе операции использовались истребители МиГ-21бис (кроме двухместных учебно-боевых) и истребители-бомбардировщики МиГ-27М и МиГ-23БН (также только одноместные), которые себя отлично зарекомендовали при ведении действий в высокогорных районах. На заключительном этапе, 7 июня 1999 г., в район боевых действий были направлены и самолеты "Мираж" 2000Н/ТН, которые были задействованы в осуществлении разведки, решении задач РЭБ и штурмовке позиций боевиков (в том числе и в ночных условиях). Преимущественно "миражи" осуществляли вылеты в район горы Тигровая, где в течение 4-5 суток за 6-7 вылетов "расчистили" проход для армейских подразделений и уничтожили доты противника. А в районах Баталик и горы Тололинг они нанесли удары по складам боеприпасов и продовольствия.

С них впервые в реальном бою индийские летчики применили 1000-фунтовые авиационные бомбы, на которых были установлены специальные блоки наведения по лазерному лучу. По итогам операции их использование было признано очень успешным. На протяжении всего хода операции по ликвидации боевиков авиационное прикрытие также обеспечивали истребители МиГ-29Б. Ограниченно были задействованы самолеты "Ягуар" и "Канберра" (последние вели аэрофотосъемку на начальном этапе операции).

Из вертолетов в основном применялись поставленные Россией вертолеты Ми-17 и выпускаемые компанией Hindustan Aeronautics Limited по лицензии "Читах" (лицензионный вариант SA-315B "Лама") и "Четак" (лицензионный вариант SA-316B "Алуэтт" III). Предпринимались попытки использования ударных вертолетов (Ми-24 и др.) для оказания непосредственной огневой поддержки войскам, но, по заявлению индийских генералов, эти машины не смогли эффективно действовать в условиях высокогорья на высотах шести километров и более, что, надо сказать, явилось неприятным сюрпризом для индийских военных.

В ходе разведывательных полетов в течение первых дней операции огнем из стрелкового и малокалиберного артиллерийского оружия были повреждены три вертолета "Читах", принадлежавшие армейской авиации, которые смогли вернуться на базу. Потери же ВВС были серьезнее - сбиты один истребитель МиГ-21бис и один Ми-17, а один МиГ-27М потерян по причине неисправности двигателя. Все сбитые летательные аппараты были потеряны от огня ПЗРК "Стингер", которые, по данным индийской разведки, были поставлены американцами еще афганским моджахедам в ходе афганской войны с участием Советского Союза (по обобщенным данным индийской стороны, в ходе операции противник применил до 100 таких ЗУР). В дальнейшем индийское командование стало использовать для нанесения ракетно-бомбовых ударов самолеты МиГ-23БН, МиГ-27М и "Мираж" 2000Н/ТН с высот более 9 км над уровнем моря (не менее 3 км от поверхности), вне зоны применения боевиками ПЗРК и малокалиберной зенитной артиллерии. Впрочем, по признанию самих индийских военных, такая тактика оказалась успешной только по причине отсутствия противодействия со стороны пакистанских ВВС.

Использование самолетов "Мираж" 2000Н/ТН, впервые задействованных индийцами в реальной боевой обстановке, заслуживает отдельного упоминания. В принципе основной задачей данных самолетов в ВВС Индии всегда считалась борьба с авиацией противника. Нанесению ударов по наземным объектам отводилось третьестепенное значение, и соответствующие приемы практически не отрабатывались летчиками в ходе многочисленных учений. Но массовое применение противником в ходе Каргильского конфликта ПЗРК (например, по сбитому Ми-17 было выпущено сразу 3 ракеты) вызвало, как уже указывалось выше, необходимость использования истребителей-бомбардировщиков для нанесения бомбовых ударов с больших высот, в том числе и с применением высокоточного оружия.

30 мая командование ВВС приняло решение усилить авиационную группировку в районе сектора Каргил за счет двух АЭ самолетов "Мираж" 2000Н/ТН (1-я эскадрилья "Тигры" и 7-я эскадрилья "Секиры"). И здесь индийские летчики столкнулись с необходимостью срочно переоборудовать данные машины для решения задачи по штурмовке наземных объектов. Не сразу нашлись и подходящие боеприпасы. Дело в том, что "родные" 1000-килограммовые УАБ с лазерным наведением (для этой цели на "миражах" используется подвесной контейнер французского производства, названный "ATLIS") оказались слишком дорогими для применения против малоразмерных целей. Поэтому в конечном итоге было решено использовать обычные 1000-фунтовые авиабомбы (АБ), снабженные комплектом для наведения по лучу лазера, УАБ "Пэйвуэй II", а также свободнопадающие 250-килограммовые АБ, поставленные испанцами еще в 1970-х гг. Последние были быстро испытаны в конце мая на полигоне Поркоран. Затем обе эскадрильи были перебазированы в район конфликта.

Стандартная боевая нагрузка "миражей" во время вылетов составляла один подвесной топливный бак, до 12 обычных бомб (иногда - УАБ) и две УР "Мэджик-2" ("воздух-воздух"). Роль "штурмовиков" выполняли самолеты из состава 7-й АЭ, в то время как летчики 1-й АЭ осуществляли ближнее прикрытие и выполняли фотосъемку после нанесения бомбовых ударов.

В ходе авиаудара по батальонному командному пункту на горе Тигровая, выполненному 24 июня, с двух "миражей" индийские летчики впервые в боевой обстановке применили УАБ "Пэйвуэй II". Позднее на тот же объект были дополнительно сброшены еще и обычные АБ. Причем за данной операцией наблюдал командующий ВВС главный маршал авиации Типнис, находившийся в качестве второго члена экипажа в кабине "Миража" 2000ТН. А в ночь с 24 на 25 июня в том же районе "миражи" применили УАБ ночью в условиях высокогорья - тоже впервые в истории индийских ВВС!

Вкратце организация боевых вылетов "миражей" выглядела следующим образом. Группа из 4 одноместных самолетов "Мираж" 2000Н, вооруженных обычными АБ, и спарка с УАБ и подвесным контейнером лазерной подсветки цели из состава 7-й АЭ поднимались в воздух с аэродрома базирования. В точке рандеву к ним присоединялись три истребителя из состава 1-й АЭ (базировались на другом аэродроме), оснащенные УР класса "воздух-воздух" ("Супер 530D"). А уже в районе выполнения боевого задания их воздушное прикрытие обеспечивали истребители МиГ-29. Фотосъемку результатов бомбометания выполнял "Мираж" 2000ТН. В сумме "миражи" совершили более 500 самолето-вылетов (1-я АЭ - 274, 2-я АЭ - 240). На цели было сброшено около 55 тонн бомб.

Поскольку штатные ударные вертолеты ВВС Индии оказались неспособными решать задачи по непосредственной огневой поддержке пехоты в условиях высокогорья, индийское командование приняло решение привлечь для этих целей транспортные вертолеты Ми-17 и установить на них соответствующее вооружение: четыре контейнера с 16 или 32 неуправляемыми ракетами в каждом. Действия таких импровизированных "ударных вертолетов" оказались чрезвычайно успешными. Они подавили множество укрепленных огневых точек, уничтожили большое количество боевиков, а также боеприпасов и снаряжения противника.

КАК ПОКАЗАЛИ СЕБЯ Ми-17

Вот как о начале боевых действий вспоминает один из офицеров 129-й вертолетной эскадрильи Numbra Warriors Ак Синха: "25 мая 1999 г. мы на ВВБ Сринагар начали первые приготовления. Мне достаточно повезло - я был назначен руководителем воздушной операции. Вместе с майором Панди мы по самое горло погрузились в работу - готовили полетные карты и задания, распределяли цели, собирали бронежилеты, каски, личное оружие и т.п. Мы даже взяли на всякий случай несколько пакетов с шоколадом.

После бессонной ночи, в течение которой мы подвесили на шесть Ми-17 блоки 57-мм НУР (всего - 768 ракет) и снабдили машины необходимым количеством контейнеров с тепловыми ловушками, мы были готовы к операции. В итоге каждый вертолет имел по четыре блока НУР, в которых находилось 128 ракет. Первый вылет назначили на 6.50 утра 26 мая.

В течение последующих двух суток мы наносили огневые удары по позициям противника в районе горы Тигровая и вершины Тололинг (в этом районе шли одни из самых ожесточенных и долгих по времени боевых действий. - Прим. автора).

28 мая 1999 г. нашему подразделению в составе четырех вертолетов Ми-17 было приказано нанести удар по отметке 5140, расположенной в 2 км к северу от Тололинга:

Мы поднялись в воздух точно по графику, и все шло безупречно. Несмотря на серьезный огонь с земли, мой вертолет (позывной Nubra-1) нанес по отметке 5140 два ракетных залпа по 64 НУР. Практически одновременно по нам стали применять "стингеры". Две ракеты, выпущенные с разных сторон, прошли совсем рядом с нашим вертолетом.

Остальные три вертолета (позывные Nubra-2, 3 и 4), пилотируемые майором авиации Верма, лейтенантом авиации Малиханом и майором авиации Нитишем, также выполнили задачу, выпустив по 128 ракет. Но вскоре после того как Nubra-3 израсходовал свой боекомплект НУР, он был сбит ПЗРК "Стингер".

Успешно действовали и другие вертолеты - "Читах" и "Четак", использовавшиеся для переброски личного состава и грузов. К тому же первые применялись в качестве передовых авиационных постов, осуществляя наводку на цели своих истребителей-бомбардировщиков.

В общей сложности, по данным Западного авиационного командования ВВС, в ходе 49 суток воздушной операции индийская авиация выполнила не менее 550 штурмовых ударов, 160 раз вылетала на разведку и доразведку, а также осуществила более 500 вылетов на сопровождение колонн с войсками и техникой и т.п. Кроме того, вертолеты ВВС выполнили в общей сложности 2185 вылетов для поддержки Сухопутных войск (переброска и эвакуация личного состава - доставлено более 800 человек и эвакуировано около 600 раненых, доставлено до 300 тонн различных грузов), налетав в итоге 925 часов. За проявленные мужество и героизм несколько десятков летчиков были награждены орденами и медалями, из них пять - посмертно.

Общие потери ВВС Индии в ходе операции составили:

- истребитель МиГ-21бис из состава 17-й разведывательной АЭ (пилот майор авиации Аджай Ахуджа катапультировался и погиб уже на земле от рук боевиков, которые его расстреляли) сбит 27 мая 1999 г. ПЗРК "Стингер" с территории Пакистана во время поиска пилота аварийного МиГ-27М;

- истребитель-бомбардировщик МиГ-27М из состава 9-й истребительно-штурмовой АЭ (пилот лейтенант авиации К. Начикета катапультировался, но попал в плен) потерян вследствие неисправности двигателя;

- многоцелевой вертолет Ми-17 из состава 152-й вертолетной АЭ (четыре члена экипажа - командир эскадрильи майор авиации Раджив Пандир и лейтенант авиации Субраманьян Малихан, а также сержанты Прасад, стрелок, и Радж Кишор, бортинженер, - погибли) сбит 28 мая 1999 г. в районе высоты 5104 огнем ПЗРК "Стингер" с территории Индии.

Всего же в ходе конфликта погибли (по разным данным) от 407 до 524 (последняя цифра была озвучена министром обороны Индии в декабре 1999 г. ) индийских военнослужащих из ВВС и СВ и еще 6 пропали без вести. Еще 1363 человека были ранены. С пакистанской стороны убитыми числятся 696 военнослужащих. Каждый день боевых действий стоил Индии в среднем около 150 млн. рупий, а общие расходы на операцию составили 11,1 млрд. рупий.

В ходе активной фазы операции индийские летчики не одержали ни одной победы в воздухе по причине, как уже указывалось, отсутствия авиации у противника (хотя пакистанские F-16 довольно часто выполняли полеты вдоль линии контроля). Но 10 августа 1999 г., т.е. вскоре после уничтожения основных сил боевиков, индийскими истребителями МиГ-21 над Большим Качским Раином, в 5 км к югу от границы в глубь индийской территории, был сбит самолет базовой патрульной авиации "Атлантик" ATL-1 из состава авиации ВМС Пакистана. Все 15 членов экипажа, находившиеся на борту самолета, погибли. Исламабад заявил, что самолет выполнял обычный учебный полет и находился в воздушном пространстве Пакистана. В ходе проведенного расследования на территории Индии была обнаружена часть фрагментов "Атлантика", однако в основном они упали, по заявлению пакистанских официальных лиц, на территорию соседнего государства, что заставило многих утверждать об ошибке, допущенной индийскими летчиками-истребителями. Хотя, это надо особо отметить, данный район границы (Большой Качский Раин) до сих пор так окончательно и не демаркирован. Это постоянно вызывает проблемы в двусторонних отношениях.

По информации некоторых зарубежных источников, индийские пилоты даже и не пытались принудить нарушителя воздушного пространства совершить посадку на какой-либо аэродром Индии. Дело в том, что согласно документу, разработанному совместно штабами ВВС и ВМС Индии и одобренному министром обороны республики, самолет "Атлантик" ATL-1 пакистанских ВМС был признан "боевым", а не "разведывательным" самолетом, поскольку на его борту во время полета находятся боевые ракеты класса "воздух-поверхность", противолодочные торпеды и бомбы. А в случае нарушения воздушного пространства Индии "боевой" самолет индийские ВВС обязаны сбивать без всяких предупреждений.

По итогам операции командование Военно-воздушных сил Индии выпустило документ, в котором отмечается следующее:

- удачное использование бомб с системой лазерного наведения на цель (всего было использовано только девять УАБ "Пэйвуэй II", из них восемь сбросили "миражи" и одну - "ягуар") требует выделения дополнительных средств на закупку этих и других высокоточных боеприпасов для пополнения арсенала ВВС;

- выявлена насущная необходимость разработки национальной авиационной промышленностью или закупки за рубежом вертолетов огневой поддержки, способных эффективно действовать в условиях высокогорья Гималаев (на высотах 6 и более километров);

- использование самолетов "Мираж" 2000Н, применявших высокоточное оружие, явилось успешным в данном конкретном случае, но не может быть признано панацеей от всех бед. Все дело заключалось в том, что, поскольку Пакистан решил не применять в конфликте свою авиацию, не было и необходимости вести действия по завоеванию господства в воздухе и нанесению ракетно-бомбовых ударов по объектам, расположенным в глубине территории противника (а в случае войны "миражи" должны будут решать именно указанные задачи, тогда как войска окажутся без непосредственной огневой поддержки);

- положительные оценки получило применение самолетов ("Мираж" 2000Н и даже МиГ-21бис) в ночных условиях. Причем истребители МиГ-21бис использовали только приемники системы GPS и не очень современные приборы ночного видения. Признано целесообразным начать поставку в авиационные эскадрильи новейшей аппаратуры ночного видения, что должно придать "всесуточность" действиям всех самолетов индийских ВВС;

- проблемы с выдачей точных данных целеуказания пилотам и трудности с опознаванием целей в условиях малоизученного сложного рельефа горной местности требуют повышения эффективности ведения разведки и доразведки, в том числе за счет более широкого использования систем спутниковой разведки и беспилотных летательных аппаратов (по результатам конфликта Министерство обороны Индии приняло решение о закупке дополнительной партии БЛА у Израиля). Необходимо также улучшать подготовку индийских летчиков в вопросах самостоятельной доразведки назначенных целей и т.п.;

- признано неэффективным задействование истребителей и истребителей-бомбардировщиков против малозначимых огневых точек, таких как пулеметные гнезда и пр. Для этого следует применять вертолеты огневой поддержки;

- в условиях сложного рельефа местности высокогорья наиболее успешно и эффективно использовались обычные авиабомбы, неуправляемые ракеты, высокоточное оружие и традиционное пулеметно-пушечное вооружение самолетов и вертолетов. Применение кассетных боеприпасов в этих условиях признано малоэффективным и нецелесообразным;

- несмотря на успех операции, подготовка индийских летчиков (особенно реактивной авиации) к действиям в сложных природно-климатических условиях высокогорья признана слабой и требующей дальнейшего совершенствования. Кроме того, признано целесообразным внести некоторые изменения в положения о тактике ведения воздушных операций в горах;

- принято решение образовать в составе ВВС одно или несколько подразделений, которые будут специализироваться на ведении сугубо противоповстанческих операций и использоваться для ведения боевых действий в сложных географических условиях, таких как высокогорные районы Гималаев.

"ВРАГ БЕЖИТ!"

Армейское командование высоко оценило помощь, оказанную Сухопутным войскам авиацией. Так, один из штабов 15-го армейского корпуса СВ Индии, находившийся в районе конфликта, направил в штаб ВВС телеграмму следующего содержания:

"Вы, ребята, провели прекрасную работу. Ваши парни на "миражах" с их высокоточными бомбами с лазерным наведением полностью разгромили вражеский батальонный командный пункт на горе Тигровая. По нашим данным, убиты 5 пакистанских офицеров и полностью нарушено управление - в результате наши войска практически без боя заняли весь район. Враг бежит! И он бежит и на других участках. При таких темпах нашего наступления конфликт завершится достаточно быстро".

В целом, несмотря на тяжелые потери с обеих сторон, последствия конфликта в секторе Каргил были достаточно мягкими, учитывая наличие и у Индии, и у Пакистана ядерного оружия и средств его доставки. При этом, по утверждению газеты "Индиан Экспресс", в ходе Каргильского кризиса Индия разместила в том районе 4 ПУ БР "Притви" и одну ПУ БР "Агни", оснащенные ядерными БЧ. В очередной раз мир оказался на грани ядерной войны.

{sape_links1}

2013 © OboronProm.com. Все права защищены.

SiteMap   Карта сайта   Обмен ссылками